lagorio kupanie v krymu sudak1891 1

Аделаида Герцык (1872-1925), Евгения Герцык (1878-1944) — поэтессы, переводчицы, литературные критики, редакторы. Хозяйки большого уютного дома в Судаке, ставшего в начале XX столетия «приютом спокойствия, трудов и вдохновенья» для лучших умов отечества. 

Текст: Кирилл Белозёров  

Сёстры Герцык. "Вопросы жизни"

Аделаида Герцык (1872-1925), Евгения Герцык (1878-1944) — поэтессы, переводчицы, литературные критики, редакторы. Хозяйки большого уютного дома в Судаке, ставшего в начале XX столетия «приютом спокойствия, трудов и вдохновенья» для лучших умов отечества. 

Аделаида и Евгения Герцык. До недавнего времени их имена были известны только узкому кругу специалистов по Серебряному веку русской культуры. Это легко объяснимо: сёстры отличались независимостью суждений и тем, что сейчас называют харизмой, душевной притягательностью. Однако советская власть не праздновала «внутренних эмигрантов», и на долгие годы сёстры Герцык были преданы забвению. Но судьбе было угодно, чтобы материальные свидетельства их многогранной деятельности сохранились не только в фондах музеев и семейных архивах, но и на улицах Судака. 

 13 фактов о семье Герцык-Жуковских 

1. Создали дворянское гнездо в Судаке 

В 1880 году инженер Казимир Герцык, потомок польского дворянского рода, построил в Судаке дом. Начало культурной колонии положил родственник Герцыка, художник Лев Лагорио. В пристройке к дому он оборудовал мастерскую, где написал большинство своих полотен. 

У Казимира Герцыка были две дочери — Аделаида и Евгения. Отец обеспечил девочкам прекрасное образование, в частности, кроме родного русского, сёстры знали ещё пять языков. 

Лев Лагорио. «Купание в Крыму», 1891 г.

2 . Организовали интеллектуальный центр 

Аделаида Герцык и Дмитрий Жуковский

Муж Аделаиды, Дмитрий Жуковский, издавал журнал «Вопросы жизни». Адель помогала супругу: решала организационные вопросы, переводила труды иностранных авторов, редактировала тексты. С журналом сотрудничали многие «властители дум». Общение с ними выходило за рамки редакции: дом в Москве, где жили супруги, вскоре превратился философско-литературный салон. 

Эту традицию Дмитрий и Аделаида перенесли на крымскую землю. Призывая друзей погостить в Судаке, Герцык писала: «Вместо леса и грибов вас ждут древние развалины и пустыня».  

 

3 . Открыли русскому читателю Ницше 

Благодаря переводам, сделанным сёстрами Герцык, русский читатель получил возможность ознакомиться с трудами Фридриха Ницше «Сумерки богов» и «Несвоевременные мысли».  

4 . Построили заветный дом 

В 1914 году Аделаида и Дмитрий начали строить в Судаке собственный дом. Евгения Герцык описывала первый день: «Мы с Адей взволнованно благословляли её первый настоящий дом. В 4 угла положили камни и под каждый что-нибудь заветное». 

Спустя два года семья отпраздновала новоселье. 

Архитекторы отмечают важные особенности здания. Оно было выполнено в пропорциях золотого сечения, имело в плане форму креста. Стены были возведены из дикого камня. Его фактура придавала дому суровое и величественное обличье, гармонирующее с ландшафтами Восточного Крыма. 

Дом Герцык и Жуковского. 1915 г.

5. Их дома в Судаке стали крупным центром интеллектуальной жизни Восточного Крыма  

Николай Бердяев и Максимилиан Волошин в гостях у сестёр Герцык

Сёстры Аделаида и Евгения Герцык проявили себя и как талантливые литераторы, и как прекрасные домоправительницы. Семью Герцык-Жуковских почтили своим присутствием поэты Максимилиан Волошин, Марина Цветаева, Вячеслав Иванов, философы Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Иван Ильин, Лев Шестов.  Ревностные берегини неповторимой атмосферы Киммерии, Адель и Женя стали подлинными genius loci – гениями места. Так в Древнем Риме называли божества – покровителей и охранителей дома, территории. 

6. Дали приют Анастасии Цветаевой 

Смутное время Октябрьской революции и Гражданской войны семья решила переждать в Крыму. Евгения Герцык пишет: «Смятенные судакские дни на переломе двух миров. Всё зыбко. Мы не знаем, чьи мы и что наше. Виноградники и огороды вытоптаны, обобраны. Земля не кормит больше. Она только призрачный фон для душ чистилища, не отбрасывающих тени. Ни в прошлое, ни в будущее. Мы голодали». 

Анастасия Цветаева с сыном Андреем

Однако люди поддерживали друг друга чем могли. Благодаря заботам Герцыков-Жуковских Анастасия Цветаева с сыном Андреем смогла пережить в Судаке трудную зиму 1919 года.  

7. Творили, несмотря ни на что 

Суровые времена вызвали необычайный всплеск интеллектуальной активности. Деятелей культуры, оказавшихся в Судаке, не покидал высокий дух творчества. Композитор Александр Спендиаров и поэтесса Софья Парнок создали по мотивам армянского эпоса оперу «Алмаст». Аделаида Герцык писала стихи. Современные литературоведы единодушно включили её судакский цикл 1918-1920 годов в число лучших отечественных произведений христианской лирической поэзии. 

8. Аделаида побывала в застенках ЧК 

С установлением советской власти начались репрессии. В январе 1921 года Аделаида была арестована и провела три недели в судакской ЧК. Результатом суровых испытаний стали «Подвальные стихи» и «Подвальные очерки». Глубоко символичен первый вариант названия — «Санаторий для души». Обитателей подвала одного за другим уводили на расстрел, но Герцык повезло. Следователь оказался утончённым любителем поэзии: он заставил Аделаиду записать «Подвальные стихи», обязательно с посвятительной надписью ему, и отпустил домой. 

Таким образом, в застенках судакской чрезвычайки родился новый жанр отечественной словесности — «гулаговская литература».  

9. Могила не сохранилась 

Лишения подорвали здоровье Аделаиды. В 1925 году она умерла. Её похоронили в ставшем ей родным Судаке. На излёте советского времени кладбище было уничтожено, могила Герцык не сохранилась. Краеведам удалось тогда сохранить только несколько надгробий. Сейчас они выставлены в лапидарии рядом с немецкой кирхой. 

Константин Богаевский. Судак

10. Хранительница дома Евгения 

Под стать старшей сестре была и младшая, Евгения. Подобно библейской Марфе, она окружала гостей дома вниманием и заботой. «Дом Герцыков очень уютный, — пишет выдающийся философ Николай Бердяев. — Я всё время ем виноград и веду религиозно-философские беседы с Евгенией Казимировной. Герцыки очень хорошо к нам относятся». 

Евгения Герцык

11. Памятником Евгении стали её книги 

Евгении Герцык была отпущена более долгая, нежели сестре, земная жизнь. Она успела написать две книги — «Воспоминания» и «Лики и образы», рассказывающие о духовных исканиях культурной элиты в первые десятилетия XX века. 

12. Голос Герцык звучал через «железный занавес» 

В 20-30-е годы Евгения вела переписку с друзьями, вынужденными покинуть СССР. Взгляды Герцык на события, происходящие в стране, глубокие размышления о судьбах России, были опубликованы во Франции под характерным названием «Письма оттуда». 

13. Сберегают память о былом 

Память о семье Герцык-Жуковских сберегают дома, сохранившиеся до нашего времени. Обитель Казимира Герцык (ул. Гагарина, 49) — ныне искажённый перестройками жилой дом. Здание, построенное супругами Аделаидой Герцык и Дмитрием Жуковским, занимает учебное заведение (ул. Гагарина, 39).  

На протяжении двух десятков лет в Судаке проводятся Герцыковские чтения. Исследователи открыли немало новых страниц в истории Серебряного века в Крыму. На доме Аделаиды и Дмитрия установлена мемориальная доска. Инициативная группа выступает за открытие в Судаке музея Серебряного века. 

 

Аделаида Герцык  

Две во мне 

Две их. Живут неразлучно,  

Только меж ними разлад.  

Любит одна свой беззвучный,  

Мёртвый, осенний сад.  

Там все мечты засыпают,  

Взоры скользят, не узнав,  

Слабые руки роняют  

Стебли цветущих трав.  

Солнце ль погасло так рано?  

Бог ли во мне так велик? —  

Любит другая обманы,  

Жадный, текущий миг.  

Сердце в ней бьётся тревогой:  

Сколько тропинок в пути!  

Хочется радостей много,  

Только — их где найти?  

«Лучше друг с другом расстаться!»  

«Нет мне покоя с тобой!»  

«Смерть и забвение снятся  

Под золотою листвой!»  

Вечер наступит унылый,  

Грустной вернётся она.  

«Как ты меня отпустила?»  

«Это твоя вина!»  

Вновь разойдутся и снова,  

Снова влечёт их назад.  

Но иногда они вместе  

Спустятся в тихий сад.  

Сядут под трепетной сенью,  

В светлый глядят водоём,  

И в голубом отраженьи  

Им хорошо вдвоём.  

1911