55f1294d721cf37dcf37107032e6d3d0 e1652949015738 1

Текст: Андрей Новохатько

Я в первую очередь патриот своей страны, а потом шахматист: интервью с Сергеем Карякиным

КЖ №2 (37) 2022

Один из сильнейших шахматистов мира, гроссмейстер, крымчанин Сергей Карякин в интервью «Крымскому журналу» рассказал не только о своей любимой игре, но и о том, как он, несмотря на риск лишиться возможности выступать на международных турнирах, открыто поддержал курс Президента РФ Владимира Путина и специальную военную операцию на Украине.

Сильнейшее продолжение

– Сергей, когда вы написали открытое письмо, в котором поддержали президента и действия нашей страны, наверняка понимали, что на вас обрушится после этого? Действовали без опасений и сомнений?

– Конечно. Сейчас ситуация настолько важная и историческая, что в какой-то степени уже не до шахмат. Я в первую очередь патриот своей страны, а потом шахматист. Если мне, не дай Бог, придётся выбирать – либо я осуждаю Россию и продолжаю играть, либо поддерживаю свою родину и лишаюсь участия в турнирах, то я, конечно, буду со своей страной. Это не обсуждается! И я понимаю, на что иду. Ещё в 2014 году, когда я поддержал возвращение Крыма домой, некоторые западные организации перестали приглашать меня на турниры. Поэтому я чётко осознавал, что возможны дисквалификация и отстранение от игр. Так и получилось. Западные организаторы все как один сказали, что не будут меня приглашать. И даже ФИДЕ, международная организация, которая должна быть вне политики, дисквалифицировала меня за высказывания.

– Раньше считалось, что спорт вне политики. Но теперь россиянам запрещают выступать на Олимпиадах под государственным флагом, исключают их из международных организаций, шантажируют и заставляют «публично отрекаться от страны». Спорт не просто «в политике», а ещё один её инструмент. Изменится ли это когда-нибудь?

– Вся мировая конструкция может измениться, и совершенно другие страны станут лидерами мировой политики. Поэтому есть резон в создании организации для всех видов спорта, которая была бы вне политики.

– Как раз сейчас в ваших планах создание альтернативы FIDE. Новое объединение будет проводить международные турниры и чемпионаты мира с большим призовым фондом. Гроссмейстеров это заинтересует?

– Конечно. Мы привыкли, что нет альтернативы. Выступаешь на турнирах FIDE и, если у тебя там что-то не получается, ничего не добиваешься. Если выстроим систему, в которой любой шахматист сможет зарабатывать деньги, если призовые будут выше, чем на других турнирах FIDE, всё получится. Думаю, нужно начать с коммерческих соревнований высшего уровня, а потом на их базе создавать солидную организацию.

– Вашу идею создать альтернативу FIDE публично поддержали некоторые политики и спортсмены. Уже поступили конкретные предложения помочь?

– Да, сразу. Звонили, спрашивали, чем могут помочь. Но тут следует понимать, что это довольно серьёзная заявка. Нужно проделать много работы. Во-первых, всё упирается в спонсорство. Во-вторых, необходимо преодолеть бюрократические препоны. Пока я сосредоточен на апелляции против моего отстранения от соревнований. Потом в зависимости от того, играю ли я в турнире претендентов, будем строить планы по международному сценарию.

– Какой будет реакция на апелляцию, на ваш взгляд?

– В любом случае она будет формальной. Я не питаю иллюзий. Но, с другой стороны, шансы всегда есть. Юристы говорят: надо подавать, а уж там посмотрим. Шансы на успешную апелляцию оцениваю на уровне 50%, не более.

– «Великая шахматная доска» Збигнева Бжезинского сравнивает геополитику с шахматной партией. Какой фигурой вы видите Россию? И какие фигуры сейчас на доске противника?

– Россия – ферзь, самая сильная фигура. И я вижу, что у ферзя очень много недоброжелателей, все они пытаются наброситься на него. Но у нас есть союзники, и они нам помогают. Несмотря на дикую информационную войну против нашей страны, несмотря на то, что США и Европа против нас, это всего 20% мира. Остальные 80% населения земли в основном нас поддерживают. Мне вспоминается знаменитая поговорка, что флот и армия наши лучшие союзники.

На встрече с Президентом России Владимиром Путиным в 2017 году. Фото: kremlin.ru

На экранах

– Сегодня шахматы на пике популярности – снимаются успешные сериалы, фильмы, в Интернете множество шахматных блогеров собирают многотысячные аудитории…

– Это прозвучит нескромно, но в целом такая тенденция наметилась после матча в Нью-Йорке с чемпионом мира Магнусом Карсленом. После этого начался бум, дети стали массово записываться в шахматные школы. Думаю, это поколение мы увидим через пару лет на серьёзных турнирах. После этого также был снят ряд хороших фильмов и сериалов. Конечно, к сценариям у шахматистов есть претензии, но в целом они популяризировали игру. А вообще, я фильмы о шахматах не смотрю, потому что меня потом о них постоянно спрашивают (смеётся).

– Кстати о том самом матче в Нью-Йорке. Во время поединка за мировую шахматную корону вас стали называть «министром обороны». Ещё не было предложений поработать в ведомстве Сергея Кужугетовича?

– Я был в Министерстве обороны и даже шутил с военными о своём прозвище.Кстати о сотрудничестве с Минобороны: мы открыли несколько шахматных клубов в военных училищах. Например, вместе с Сергеем Кужегетовичем открыли шахматный клуб в Санкт-Петербургском суворовском училище. На торжество приезжал Владимир Владимирович Путин. И я очень рад, что к шахматам в военных училищах относятся очень серьёзно.

– Шахматы и военная тактика ведь взаимосвязаны.

– Конечно, военный в первую очередь стратег. Стратегию ничто так не вырабатывает, как игра в шахматы.

– Изменилась ли, на ваш взгляд, подготовка детей в шахматных кружках с тех пор, как вы переступили порог шахматно-шашечной школы в Симферополе?

– Что касается Симферополя, здесь уже давно существует проблема хорошего помещения. И полноценный учебный процесс запустить не получается. Но мой отец усиленно работает, под его руководством тренируется очень много детей. Я, в свою очередь, стараюсь приезжать и давать сеансы одновременной игры.

– Когда вы начинали заниматься шахматами, было сложно приобрести мощный компьютер для разбора партий. Сейчас у каждого школьника есть возможность заниматься на сильном шахматном движке. Это влияет на обучение и результаты ребят?

– Действительно, в 90-е у нас либо не было компьютеров, либо они были слабыми. А сейчас компьютер серьёзно помогает в обучении. Появилось много молодых гроссмейстеров, которые профессионально выросли благодаря занятиям на компьютерах.

– В одном из интервью вы рассказывали о плеяде молодых талантливых индусов, которые готовят экспансию в шахматный мир. Благодаря чему Индия смогла подготовить сразу пять-шесть сильных игроков? Что нужно для того, чтобы воспитать новых чемпионов мира из тех ребят, которые в этом году переступят порог шахматно-шашечной школы в Симферополе?

– Во-первых, это очень большая страна, где много талантов. Во-вторых, шахматы –  обязательный предмет в индийских школах. В-третьих, молодые дарования стали чаще появляться благодаря компьютерам и хорошим методикам. Страна поддерживает игроков и отправляет почти всех желающих на международные соревнования. Нам есть что перенять и чему поучиться у Индии.

Калькулятор не нужен

– В вашей карьере наверняка были сложные партии. Какая из них запомнилась?

– Самая, я бы сказал, счастливая и запоминающаяся – это восьмая партия в матче с Магнусом Карсеном за звание чемпиона мира. До этого было семь ничьих, а восьмую чёрными я выиграл. Было очень приятно одержать именно эту победу.

– Часто люди не могут уснуть, прокручивая в уме диалоги с людьми: «надо было сказать так», а у шахматистов случается подобное: «надо было на 20-м ходу сыграть иначе»?

– Всякое бывает. Но с опытом я понял, что такие ситуации следует отпускать. Нужно готовиться к следующей партии. Не стоит переживать, в любом случае ничего уже не изменить.

– Допустим, у вас есть возможность внести в шахматные правила одно изменение, каким бы оно было? Или они идеальны и не требуют пересмотра?

– Если ты объявляешь сопернику пат и ему некуда ходить, – сейчас это ничья. Если можно было бы признать это выигрышем, шахматы полностью бы изменились, как и сама теория игры. Но это на будущее, пока о подобном рано думать.

– Вы рассказывали, что после крупных турниров делаете перерыв. Как долго не играете? Чем занимаетесь, чтобы отвлечься от дебютов и эндшпилей?

– Для всех спортсменов перерывом послужила пандемия. Я почти год не участвовал в соревнованиях. С одной стороны, готовился, с другой – проводил время с семьёй. До 2020 года у меня был очень насыщенный график. Я дома бывал максимум неделю в месяц. Это очень тяжело.

Сергей и Галия Карякины на Кубке мира по шахматам-2021 в Сочи

– Говорят, мозг шахматиста, как компьютер, вы пользуетесь калькулятором, когда нужно что-то быстро посчитать?

– Конечно, я много считаю в уме. Благодаря шахматам у меня развиты логика, интуиция, есть привычка к планированию. Это всё благодаря им.

500 рублей за игру

– Вам доводилось играть с незнакомыми людьми? В поезде или парке, например?

– В парке Сокольники в Москве когда-то сидел дедушка и предлагал всем сыграть с ним. Я подошёл, и он сказал, что игра стоит 500 рублей. Я спросил, что это значит: играем на 500 рублей или как? Он ответил, что я должен заплатить 500 рублей за игру с ним (смеётся). В общем, не заладилось. А так стараюсь в шахматы со случайными людьми не играть.

– Можно научиться играть в шахматы, допустим, в 35 лет и стать гроссмейстером? Или нужно заниматься с малых лет?

– Ох… Это очень тяжело. Для этого нужно как минимум лет 10 безостановочно готовиться. Но теоретически такое возможно.

– Известно, что вы любите бег. Какие дистанции предпочитаете? Парки? Или беговые дорожки?

– Беговую дорожку не люблю, это слишком монотонно. Предпочитаю парки, горы. Особенно люблю бегать в лесу. Традиционная для меня дистанция – 5 километров. Если напрягусь, могу и 10 пробежать. Очевидно, смогу и больше, но нет стимула.

– Существуют дорогие и доступные виды спорта. Например, стрельба или автоспорт очень затратные, а футбол или борьба доступные. Ваш путь к званию гроссмейстера дорого обошёлся?

– В целом шахматы недорогой вид спорта. Их прелесть в том, что, кроме доски и фигур, ничего не нужно. Ты можешь спокойно играть дома. Но когда выходишь на профессиональный уровень, начинаешь заниматься с сильными гроссмейстерами, за это надо платить, а также оплачивать командировки и соревнования. И в определённый момент это становится дорого. Но на начальном этапе по сравнению с другими видами спорта вложения минимальные.

– Посоветуйте родителям: в каком возрасте лучше записывать детей в шахматные кружки?

– Всё зависит от ребёнка. Если он готов сидеть, заниматься, думать, то можно попробовать с 4 лет.

– Вы переехали в Москву в 2009 году. Тяжело было перестроиться?

– Скажу честно, я тяжело акклиматизировался в Москве. Первый год привыкал к жёсткому ритму жизни. Все куда-то бегут, спешат. Хуже экология, меньше солнца, нет моря. Со временем привык, но солнца и моря не хватает до сих пор. Я всё-таки южный человек. В Крым приезжаю постоянно, но, как правило, ближе к лету. Провожу на полуострове как минимум 3-4 месяца. Всегда с радостью сюда приезжаю.

– Ваше любимое место в Крыму?

– Много лет традиционно отдыхаю в Ялте. Но и на других курортах тоже.

– Вы часто ездите на футбол, иногда участвуете в церемониях открытия матчей. А за крымской премьер-лигой следите? Например, за выпускником крымского футбола, полузащитником «Спартака» Даниилом Хлусевичем?

– Скажем так, слежу одним глазом. Сейчас не до футбола. Но в целом да, слежу.

Блиц-опрос

С кем из известных шахматистов прошлого вы хотели бы сыграть?

– В первую очередь с третьим чемпионом мира Александром Алёхиным. Я учился на его партиях и прочитал много его книг.

На какие недостатки вы можете закрыть глаза?

– Если человек непунктуальный, я его прощу. Сам, бывает, опаздываю или забываю что-то.

Кто для вас пример для подражания?

– Человек, который руководствуется принципами, честью, достоинством. Часто эти качества вижу в военных.

За что можете «забанить» человека в соцсетях?

– За хамство. В целом если у человека иное мнение, не стану его «банить». Не стремлюсь к тому, чтобы у всех было одно мнение. Пусть будут диалог, обсуждение, которые помогут сообща найти истину.

Выигрывали ли вы в лотерею?

– В детстве, лет в восемь, мы с друзьями собирали крышки Coca-Cola с какой-то акцией. Кажется, пару бутылок выиграли.

Как представляете себе идеальный день?

– Когда получается всё, что задумано.

Если бы вам пришлось есть одно и то же блюдо всю жизнь, что бы это было?

– Сыр. Очень его люблю. И крымский в том числе.

Если бы вы не стали шахматистом, то чем бы хотели заниматься?

– Я не представляю себя вне шахмат. Даже если завершу карьеру, всё равно буду давать сеансы одновременной игры, играть в блиц. Полностью из шахмат я не уйду.

Любите ли вы искусство?

– Люблю, но глубоко не вникаю. Хожу иногда по музеям, люблю Третьяковку.

Для кого хотели бы попросить счастья?

– Мир, в первую очередь, для жителей Донбасса, и для мирных жителей Украины.

Опишите себя тремя словами.

– Спортсмен, патриот, люблю играть в блиц.

Сергея Карякина отстранили от матчей под эгидой FIDE из-за его высказываний о спецоперации на Украине. Шахматист не сможет принять участие в турнире претендентов, который пройдёт с 16 июня по 7 июля в Мадриде. Крымчанин подал апелляцию в Спортивный арбитражный суд (CAS).