nikolaj pomolvka e1622468506137 1

Он был главой страны. Она - главой семьи

Текст: Кирилл БЕЛОЗЁРОВ
Фото: culture.ru

Как Ливадия повлияла на брак Николая II и Александры

КЖ №2 (31) 2021
Он был главой страны. Она - главой семьи

Отношения Николая II и Александры Федоровны называли «23 года медового месяца». Секрет был прост: союз сердец зиждился не на политике, а на любви. Если применить к императору известную народную мудрость – построить дом, посадить дерево и вырастить сына, то можно сказать, что Николай Александрович Романов был идеальным мужчиной. Семейное благополучие «державного хозяина» в полной мере олицетворяет Крым. Здесь Николай построил Белый дворец в Ливадии, посадил новые виноградники для завода в Массандре и радовался, что долгожданный, вымоленный у Бога сын растет и успешно борется с болезнью.

Взлет «Голубки»

В центре Алушты в тени мощных кедров спрятался небольшой представительный дом. Обращают на себя внимание стены, выложенные из тщательно подогнанных друг к другу многоугольных камней. Сложный узор, который они образуют, можно сравнить с переплетениями человеческих судеб, связанных со старинным зданием. В частности, здесь произошло событие, ставшее отправной точкой в развитии России в начале XX столетия.

Элегантный особняк генерала Александра Голубова был одним из самых красивых в Алуште и, что немаловажно, стоял около шоссе из Симферополя в Ялту.

Тяжкая болезнь окончательно сразила Александра III, когда он находился в Крыму. Император сознавал, что жизненные силы на исходе и нужно немедленно решать стратегический вопрос – о наследовании престола.

Цесаревич был помолвлен с принцессой Алисой Гессен-Дармштадской, и она поспешила в Россию, чтобы умирающий монарх успел благословить брак своего преемника. 10 октября 1894 года Николай встретился с невестой в Алуште – впервые на русской земле. Жениха сопровождал его ближайший родственник, брат царя Сергей Александрович. Алиса приехала вместе со старшей сестрой Елизаветой, к тому времени уже великой княгиней, женой Сергея Александровича.

В дневнике Ники отмечает: «Сели завтракать в доме отставного генерала Голубова. После завтрака сел с Аликс в коляску и вдвоем поехали в Ливадию. Боже мой! Какая радость встретиться с ней на родине – половина забот и скорби как будто спала с плеч».

Однако судьбы людей, встретившихся в Алуште в тот «чудесный жаркий день», сложились трагично. Все они стали жертвами революции.

В 1905 году убили Сергея Александровича. Бомбой, брошенной в генерал-губернатора Москвы, ответили боевики-эсеры на события «Кровавого воскресенья». Через несколько лет после гибели мужа Елизавета Федоровна основала на собственные средства Марфо-Мариинскую обитель. Сестры милосердия трудились в трущобах и приютах, тюрьмах и больницах. Когда вслед за войной пришла революция, Елизавету арестовали. 18 июля 1918 года она завершила свой скорбный путь, будучи заживо сброшенной в шахту возле города Алапаевска. А за день до этого в Екатеринбурге расстреляли Николая, Александру, детей…

Неподалеку от виллы «Голубка», в Приморском парке, открыт прекрасный памятник Любви и Верности. На невысоком постаменте стоят четыре бронзовые фигуры. В центре под аркой, увенчанной крестом, – Ники и Аликс. Рядом с ними Сергей Александрович и Елизавета Федоровна, сыгравшие ключевую роль в создании брачного союза.

Отрадно, что в Алуште укореняется новая традиция: в день бракосочетания к памятнику приходят юные супруги, возлагают цветы и торжественно выпускают в небо белых голубей – яркие символы любви и мира.

В Ливадии была жизнь
Дворец немеркнущей любви >>

Алиса, немка, выросшая в Великобритании, быстро освоила русский язык и осмысленно приняла православную веру и новое имя. Препятствий на пути к счастью не существовало, и 14 ноября 1894 года Николай и Александра сочетались законным браком. Спустя четыре года супруги вернулись в «милую Ливадию» и впоследствии старались приезжать сюда ежегодно. Только в тревожное время войны с Японией, беспорядков 1905 года император постоянно находился в столице.

На протяжении более полувека ливадийское имение было любимым местом отдыха трех самодержцев. Однако к началу XX столетия старый дворец обветшал, и владелец принимает решение построить новую резиденцию. Новоселье праздновали уже через полтора года – 20 сентября 1911 года.

В письме матери Ники делится впечатлениями: «Мы не находим слов, чтобы выразить радость иметь дом, выстроенный именно так, как мы хотели». Специалисты отмечали, что архитектор Николай Краснов, сохранив строгую красоту итальянского ренессанса, соединил величавое впечатление дворца с уютом дачи.

Действительно, по замыслу заказчика в Ливадии строился именно дом для большой дружной семьи. По этой причине здесь сравнительно немного помещений для официальных мероприятий. Планировка огромного здания отвечала требованиям размещения конкретных людей: личные покои, гостиная, учебные комнаты для детей.

Несмотря на многочисленные испытания, выпавшие на его долю, Белый дворец сохранил немало ярких деталей, связанных с первыми владельцами. Например, над парадным входом на четырех беломраморных картушах можно увидеть вензеля – начальные буквы имен: Н (Николай II), АА (Александра, Алексей), ОТ (Ольга, Татьяна) и МА (Мария, Анастасия).

Ливадийский дворец олицетворял самые радостные страницы жизни Николая и Александры – рождение детей и самые спокойные времена в истории правления последнего русского монарха – страна переживала экономический подъем. К 1913 году Россия вошла в пятерку самых развитых стран мира.

Каждый визит на полуостров превращался в праздник. «Какая благодать быть снова в Крыму!» – записывает государь в дневнике. «В Ливадии – жизнь, а в Петербурге – служба», – вторит отцу старшая дочь Ольга.

«Петербургское болото» то и дело вспучивалось интриганами, которые с тихой враждебностью относились к царствующему дому. То и дело вспыхивали политические страсти, требовавшие принятия решений по сложнейшим вопросам жизни огромной страны. А здесь, на Южном берегу, все это казалось далеким и таким несущественным… «Хозяин земли русской» справедливо считал: имея такой тыл, как его родные, можно не сомневаться в правильности своих действий.

С любимыми не расставайтесь
Фото: ливадийский-дворец.рф

Даже находясь на отдыхе, Николай оставался самим собой – единовластным правителем 1/6 части мира. Посему немало времени приходилось уделять «чтению бумаг», которые поступали в Ливадию постоянно. И не только читать, но и принимать решения. Идеальным местом для неспешных раздумий, помимо верхнего кабинета во дворце, стала «Горизонтальная дорожка». Тропа, связавшая воедино царское имение и великокняжеские виллы, славилась не только природными красотами. Знаковые достопримечательности, расположенные здесь, символизировали преемственность нескольких поколений августейшей фамилии.

Беседку на высоком утесе возвели в 1842 году в честь закладки в имении Нижняя Ореанда дворца для Александры, супруги Николая I. Из ротонды открывается вид на бескрайнее море и церковь в честь Покрова Богородицы. Здесь, стремясь поддержать умирающего Александра III, молился отец Иоанн, в будущем святой праведный Иоанн Кронштадтский. Во время пребывания в Крыму храм постоянно навещала семья Николая II.

История сохранила фотографию, на которой запечатлена прогулка Ники и Аликс по «Горизонтальной дорожке». Судьбе было угодно, чтобы на скале, изображённой на снимке, впоследствии выросли два деревца. Яркие представители южнобережной флоры – фисташка и можжевельник – накрепко переплелись корнями, как будто не желая расставаться. Глядя на маленькое чудо природы, вспоминаешь замечательные строки из «Баллады о прокуренном вагоне». Не этот ли вагон в 1918 году увозил в небытие – нет, в вечность! – царскую семью?

…В день свадьбы молодая жена записала в дневнике супруга: «Отныне больше нет разлуки, мы соединены, скованы для совместной жизни и, когда здешней жизни придет конец, мы встретимся опять на другом свете, чтобы быть вечно вместе. Твоя, твоя». Николай и Александра прожили жизнь в благоденствии и умерли одновременно. Им посчастливилось не увидеть смерть своих детей.

Ныне останки страстотерпцев покоятся в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. На гробе, в котором покоятся останки императора, укреплен крест из кипариса. Дерево для него было специально привезено из Ливадии.