Uchenyemini 1

Как крымские ученые развивают науку

КЖ №6 (35) 2021

Хотя XX век принято считать эпохой научно-технической революции, изобретатели и первооткрыватели прошлого столетия изумились бы тому, как стремительно пополняется копилка человеческих знаний в XXI веке. Возможности учёных нашего времени ещё совсем недавно казались бы невероятными. В крупных научных центрах и небольших лабораториях жизнь бьёт ключом. Применимо ли это к Крыму? Вполне. Крымские научные эксперты сегодня на передовой великой битвы умов, теорий и гипотез.

Центром научно-исследовательской деятельности на полуострове стал Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского – именно здесь физики, математики, биологи и медики рождают новые теории, проверяют любопытные гипотезы. И довольно успешно.

Максим Яворский,

заместитель директора по научной работе Физико-технического института КФУ им. В.И. Вернадского

В этом году у нас впервые за последние 30 лет был конкурс в аспирантуру среди физиков до трёх человек на место. Да, самые талантливые ребята стремятся поступить в вузы первой десятки. Но есть много выпускников с достаточно хорошей подготовкой, которые хотят примкнуть к крымским научным школам.

В Крыму есть сильные научные школы мирового уровня, чьи работы известны далеко за пределами полуострова. Например, фотоника оптических вихрей, обладающих уникальными свойствами. Мы занимаемся исследованием законов распространения этих объектов в различных средах, например, в оптических кристаллах и волокнах. Дело в том, что современные оптоволоконные линии, которые подведены к домам каждого из нас, достигли своего максимума. Большей скорости передачи данных с их помощью уже не добиться. А вот оптические вихри могут переносить значительно больший объём информации. Однако они оказались очень хрупкими и неустойчивыми, любое внешнее воздействие на волокно их разрушает. Крымские специалисты как раз занимаются разработкой таких конфигураций оптоволокна, в которых вихри будут устойчивыми.

Ещё одно мощное направление – физика магнитных явлений. У нас есть уникальная по мировым меркам технология создания магнитных плёнок толщиной десятки нанометров с уникальными свойствами. Они позволяют создавать миниатюрные, практически наноустройства по управлению светом. Это тоже технологии, связанные с передачей и управлением информации. Мы даже выиграли в 2019 году самый престижный научный грант в России, так называемый Мегагрант, на исследование магнитных наноструктур и управления светом в них. Нам удалось привлечь к работе над проектом учёного мирового уровня, профессора МГУ, сотрудника Российского квантового центра Владимира Белотелова. Полученные передовые результаты позволили нам продлить грант ещё на два года.

Есть и другие направления, например, разработка электродвигателей с нуля. У нас есть ноу-хау, которые делают эти двигатели уникальными и ставят их в один ряд с мировыми разработками. Или рост и исследование кристаллов бората железа – крымские учёные разработали уникальную технологию выращивания кристаллов большого размера и высокой степени чистоты. Для понимания: есть такие устройства со стадион – синхротроны. Стоимость одного превышает миллиард евро, и учёные записываются в очередь за год вперед, чтобы получить доступ к нему. Важным элементом синхротрона является монохроматор, который выделяют нужную длину волны, и как раз именно наши кристаллы бората железа являются великолепными и достаточно дешёвыми монохроматорами.

Бытует мнение, что после 2014 года труды крымских учёных стали меньше печатать в западных журналах, но это не так. Я начал печататься в международных научных журналах с 2002 года и могу с уверенностью сказать, что ничего не изменилось. Если написали хорошую статью, убедительно ответили на все вопросы рецензентов, её опубликуют. Возможно, есть сложности у политологов, историков ввиду уж очень разных взглядов на некоторые процессы… Но в точных, естественных науках никаких искусственных препятствий нет.

В России есть множество грантов от начальных до сотен миллионов рублей. Современные исследования невозможны без финансовой поддержки. Все деньги на науку распространяются через систему грантов, это более или менее объективная система. Если вы занимаетесь тем, что является для государства приоритетным в научно-технической области, и делаете это на хорошем уровне, есть все возможности для развития.

К сожалению, сегодня социальный статус учёного, исследователя ниже, чем он того заслуживает. Обыватели практически не видят научных деятелей, ничего не знают о них, их исследованиях, и, главное, о достижениях современной науки.

Верны ли стереотипы, представляющие учёных рассеянными, эксцентричными, зацикленными на своей работе людьми? Современный успешный учёный – это человек, который живёт в добротном доме, ездит на хорошей машине и представляет тот самый средний класс. Это человек достаточно деловой, хоть и увлечённый своей работой, – без этого невозможно создать новое знание. Рассеянность? Точно нет.

Искренний интерес к науке, увлечённость – качества, которые должны быть присущи успешным учёным. Честность, конечно, потому что всегда есть соблазн подогнать результаты под свою теорию, а делать это нельзя категорически. И некая интеллигентность, учёный должен быть немного просветителем, популяризатором науки.

Владимир Оберемок,

доктор биологических наук, заведующий кафедрой молекулярной генетики и биотехнологий КФУ

Наукой я увлёкся ещё в 90-е годы, когда учился в школе. Всё началось с проблем загрязнения окружающей среды, уже в 15 лет выиграл медаль на международном экологическом конкурсе в Стамбуле. И дальше пошло по нарастающей, постепенно сфера интересов сместилась в сторону молекулярной генетики и биотехнологий, вирусологии, хотя некоторыми экологическими проблемами продолжаю заниматься.

Возможно, раньше наука действительно считалась не самой востребованной и прибыльной сферой, но сегодня талантливый учёный, занимаясь любимым делом с полной отдачей, обязательно будет и богатым, и знаменитым. Главное – найти своё место, свой путь и работать с удовольствием.

Что меня вдохновляет? Да что угодно. Учёный должен иметь широкий кругозор. Например, в сфере моих интересов и боевые искусства, и музыка, и иностранные языки, и шахматы, и музеи, и художественная литература… Очень важно не зацикливаться, а ходить в театр, встречаться с друзьями, путешествовать. Конечно, бывают моменты, когда ты близок к прорыву, и тогда нужно, напротив, все силы бросить на этот качественный скачок, полностью сконцентрироваться на науке. Чтобы затем снова отдыхать и получать новые впечатления. Такой вот рваный бег получается: то ускоряешься, то бежишь в спокойном темпе. Лично я поймал себя на том, что наибольший всплеск активности у меня после отдыха на природе. Море, горы, семья – вот то, что дарит мне вдохновение.

В случае с вакциной от коронавируса «не было бы счастья, да несчастье помогло». Мы одними из первых получили разрешение на исследование вируса, одни из первых в России опубликовали статью об этом. И у нас уже были определённые разработки, которые позволяли нам не просто изучать вирус, но и разрабатывать препараты, которые могут помочь, в частности, олигонуклеотидную вакцину «Лассо». Как оказалось, это поистине революционная находка. До рынка она пока не дошла, эту гонку выиграли те, кто был к ней готов. Ведь, по сути, все вакцины, которые мы видим на рынке, существовали и раньше. Их просто адаптировали под новый вирус.

Конечно, мы понимали, что не можем конкурировать с целыми институтами, особенно если учесть, что мы стартовали с нуля. Тем не менее нам попадалась информация, что мы четвёртые в России, кто предложил хоть какую-то концепцию вакцины в начале пандемии. Знаете, Владимир Вернадский говорил, что бесконечно правыми оказываются не институты, города и государства, а конкретные люди.

Наука сегодня – непрекращающаяся гонка. Этот забег выиграли другие. Но забеги продолжаются. Если не останавливаться и продолжать работу, однажды выиграем и мы. 

Кто из учёных меня вдохновляет? Наверное, американский биохимик Кэри Муллис, изобретатель полимеразной цепной реакции. И биолог Джеймс Уотсон, первооткрыватель структуры ДНК. И конечно, мои учителя, прежде всего мой научный руководитель, профессор, доктор биологических наук Андрей Павлович Симчук.

Чтобы заниматься наукой и добиться в ней успеха, нужен талант. Нужна энергия – вплоть до напористости и даже дерзости делать по-новому, готовность отстаивать свою точку зрения. А ещё очень важна удача. Иногда просто должны сойтись разные факторы, чтобы твоё исследование «приглянулось Вселенной».

Вячеслав Михайличенко,

доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой общей хирургии, анестезиологии-реаниматологии и скорой медицинской помощи Медицинской академии им. С.И. Георгиевского, заведующий отделением хирургии №2 Клинического медицинского многопрофильного центра Святителя Луки Крымского Федерального Университета им. В.И. Вернадского

Путь в науку для меня начался ещё в студенческие годы, когда на кафедре в медуниверситете начали проводить различные научные изыскания. В университете занимались в основном трансплантацией органов и тканей, а сейчас сосредоточились на малоинвазивной хирургии, клеточной трансплантации, роботической хирургии.

Конечно, всегда хочется иметь новое оборудование, но в целом в Крыму есть всё необходимое для занятий наукой. В конце концов, мы выступаем с докладами на Российских съездах по хирургии и эндоскопии, международных конференциях, печатаемся за рубежом. Я вхожу в состав правления эндокринных хирургов России и являюсь членом других различных медицинских обществ. Если нас приглашают на конференции и публикуют – значит, уровень науки у нас достаточный.

Безусловно, на своём поприще мы достигли ряда успехов. Например, сегодня часто применяем тканевую терапию в лечении социально значимых заболеваний, рубцовых структур, деформирующей патологии суставов.

Большой вклад внесли в развитие бариатрической хирургии (раздел хирургии, занимающийся лечением ожирения, – ред.). Например, во время операции по снижению веса берём остатки жировой ткани, выделяем из неё стволовые клетки и вводим в суставы, потому что у всех тучных пациентов наблюдается деформирующий артрит коленных и тазобедренных суставов. А потом, когда всё заканчивается, когда люди теряют по 100-120 килограммов, проводим пластические операции и возвращаем пациентам красивые формы. Поэтому, когда пациент с 135-190 кг возвращается к 70-80 кг, у него исчезают ряд проблем с сердечно-сосудистой системой, он становится социально адаптивным, способен самостоятельно себя полноценно обслуживать.

Наше наибольшее достижение – разработка применения мезенхимальных стволовых клеток в лечении социально значимых патологий человека, таких как инфаркт миокарда, ревматоидный артрит, сахарный диабет, ишемическая болезнь нижних конечностей, лейкозы и др. Мы применяем данные клетки при определённых условиях и достигли хороших результатов, стабильности течения заболевания, когда медикаментозное и хирургическое лечение уже не помогает.

У каждого свои стимулы в науке. Для меня главный стимулирующий фактор – когда что-то непонятно. К примеру, у одного человека операция прошла успешно, а у другого результаты не очень хорошие. Начинаешь изучать проблему, углубляться в детали, разбирать каждый этап.

Кто из учёных прошлого вдохновляет? Наверное, Николай Амосов и Александр Шалимов, Валерий Шумаков. Они были универсальными хирургами, развивали различные хирургические школы, воспитали целые поколения специалистов. И по их учебникам учатся до сих пор, это фундаментальные труды.

Три главных качества, без которых в науке делать нечего, – это эрудиция, упорство и честность в оценке результатов исследования.

Лавр Крюков

заведующий лабораторией микроклонального размножения растений центра опережающего научно-технологического развития КФУ

Я пришёл в науку в 2008 году, когда её положение не было бедственным. Работали программы поддержки исследований, научные фонды выдавали гранты, в том числе международные. И я постоянно писал и подавал заявки. Хотелось, чтобы любимое дело было основной работой, и я использовал все возможности для этого.

На начальном этапе перед тобой ставит задачи научный руководитель, и ты занимаешься частью большого исследования. Работа начинающего учёного, как отдельный кусочек пазла. Сегодня я уже сам могу ставить задачи, задавать направление. Хотя, конечно, по-прежнему не упускаю возможность участвовать в проектах под руководством более опытных коллег.

Кстати, наша лаборатория – настоящая мечта учёного. Мы ее спроектировали под себя: ремонт, все приборы и мебель подбирались индивидуально. Это как жить в арендуемой квартире или собственной – разница колоссальная. И сегодня мы можем заниматься исследованиями на самом высоком уровне: не просто клонировать растения, но и проводить молекулярную диагностику, отслеживать возникновение мутаций, выявлять патогены и лечить растения.

Мы с самого начала решили, что будем заниматься тем, что важно товаропроизводителям. Например, вы – виноградарь, и вам необходимо закладывать новые площади и, значит, нужны саженцы. Аграрии в основном привозят их из Европы, так как своя отрасль не развита. И это как раз задача для прикладной науки — разработать технологический процесс по производству растений в необходимом количестве, а не ездить за ними каждый раз за границу. Тут и молекулярная биология с генетикой, и биотехнология, и агрономия.

На самом деле всё современное растениеводство построено на клонировании. Чтобы старым дедовским способом начеренковать саженцы на новый промышленный яблоневый сад, вам понадобится как минимум исходный сад достаточных размеров, чтобы было с чего черенковать. Да и времени это займёт немало. А современные технологии позволяют взять одно дерево с самыми красивыми крупными яблоками, поместить его ткани в пробирку и получить десятки тысяч таких же деревьев.

Между прочим, вся цветочная продукция, комнатные растения в других странах выращиваются с помощью клонирования. Бананы и ананасы, которые мы едим — выращены на плантациях из клонированного материала, потому что растения должны быть все одного размера и возраста, чтобы урожай был однородным.

Наши исследования – прикладные, мы не идем в фундаментальную науку. Потому что для нас главный стимул – желание увидеть результат на практике. Хочется, чтобы наши разработки внедрялись в жизнь, приносили пользу. И потребности, запросы товаропроизводителей – наш источник идей.

Время гениальных одиночек прошло. Современную науку двигают коллективы. Уже недостаточно просто родиться вторым Эйнштейном, сейчас практически невозможно добиться серьезных результатов без команды единомышленников.

Если идёшь на работу как на каторгу, в науке тебе делать нечего. А в нашем случае важны ещё и трудолюбие, усидчивость, аккуратность – всё-таки работа с микрообъектами в специальных условиях имеет свои особенности. И, конечно, перфекционизм, желание сделать свою работу отлично на каждом этапе. Это качества, без которых учёному не обойтись.

Беседовала Анастасия Заплотнева
Фото:
Евгений Летов @ph.letov

Иллюстрации: Анастасия Захарова
Стилист: Сергей Хардыбакин @___1886___
Благодарим за предоставленную одежду для съёмки магазин @pierre_cardin_meganom