LIDA 5095 e1603280901214 1
Геополитика

Текст: Мария Волконская
Фото: Лидия Ветхова

Георгий Мурадов: «России есть чем ответить странам НАТО»

О пользе Ливадийского форума, работе Валентины Матвиенко, специфике крымчан, дипломатии во власти, развитии Крыма и ситуации на Украине эксклюзивно «КЖ» рассказал заместитель председателя Совета министров Республики Крым – постоянный представитель РК при Президенте Российской Федерации Георгий Мурадов.

«КЖ»: Георгий Львович, вы один из немногих материковых чиновников, руководителей, кто так долго остаётся в своём кресле. Как удаётся?

– Об этом надо спрашивать, конечно, руководство республики. Прежде всего главу республики. Но о себе могу сказать одно: я работаю с большим интересом и удовольствием и весь мой опыт 40 лет на госслужбе пытаюсь поставить на пользу Крыма. И в том, что касается оценок моей работы, это не мой вопрос. Если надо будет поменять меня и есть такие кандидатуры, то уступлю место.

«КЖ»: Кто будет подсчитывать убытки, нанесённые Украиной Крыму, о которых говорил председатель Госдумы Вячеслав Володин? В чьей это компетенции?

– Необязательно ведь по каждому случаю создавать специальную группу, у нас есть профессионалы, которые тут же начали работать с этой темой. Просто их надо собрать. Я уже собирал экспертную группу в Москве из юристов МГИМО, наших ведущих юридических организаций, в том числе и из нашей гильдии адвокатов. Они обсуждали, занимаются сбором этой информации. Просто некоторые вещи требуют затрат, чтобы получить правильную информацию, проанализировать её и так далее. Скорее, бюрократическая часть с этим вопросом связана – чтобы финансово поддержать деятельность группы. А как энтузиасты мы этим занимаемся.

«КЖ»: В Крыму проводится множество форумов. Самый известный, конечно, ЯМЭФ. В этом году некоторые бурно спорили о том, зачем было выделять деньги – 100 миллионов. Вы как непосредственный участник форума видите плюсы проведения подобных мероприятий?

– Вклад Ялтинского международного экономического форума в популяризацию Крыма и его экономическое развитие огромен. Впервые эта идея была высказана Сергеем Аксёновым в августе 2014 года. Он сказал это в августе, а в апреле 2015-го мы уже провели первый форум. Маленький, скромный: 14 стран, 26 иностранцев. То есть глава республики слова на ветер не бросает. На пятом форуме уже было свыше 80 государств, которые направили для участия представителей бизнеса, общественных и политических деятелей, депутатов парламентов разного уровня, начиная от Европарламента и заканчивая местным уровнем, парламентами регионов. В рамках форума заключались крупнейшие контракты, например, на строительство симферопольского аэропорта. Оценочный объём намерений (не всё в контрактах, что-то в договорённостях), по общим оценкам, превышает 150 миллиардов рублей. Это не громадная сумма, но неплохие средства для форума, если планы реализуются.

Мы — нация, страна и общество – должны действовать консолидированно

«КЖ»: Да, мало подписать, нужно ещё и реализовать…

– Идти по этому пути нужно твёрдо. По реализации того, что нами достигнуто. Напомню о сирийском аспекте: он прозвучал активно на четвёртом форуме, а на пятом был поддержан. Действительно, Сирия для нас – то направление, и транспортное, и авиационное, и экономическое, которое не вызывает никаких вопросов. Они под санкциями, мы под санкциями – и можем спокойно сотрудничать. Один из национальных проектов, которые закреплены соответствующими указами нашего президента, – это международная кооперация и экспорт. На одной Сирии, честно говоря, можно насытить этот проект до такой степени, что мы поднимем наш экспорт на новый уровень. Но надо уметь это делать. А у нас, обращу внимание, это не критическое замечание, это пожелание на будущее, нет даже органа власти в Крыму, который бы отдельно занимался этим проектом. То есть министерства или госкомитета внешнеэкономической деятельности и международных, межрегиональных связей, как во многих республиках и регионах, почти везде. А Крым у нас особая территория с внешнеэкономическим выходом, потому что она даже за пределы России несколько вынесена в море и граничит по нему с огромным количеством государств.

«КЖ»: Вы не раз говорили, что крупный бизнес должен заходить в Крым, иначе это непатриотично. Не популистские ли это заявления? Мы-то прекрасно понимаем, почему они к нам не идут.

– Могу сказать одно: на мой взгляд, отношение к Крыму – это маркер консолидированности общества и всех его составных частей. Вот бизнес-общество показывает себя как не слишком консолидированная система или составная часть гражданского общества. Когда возникла необходимость и полетели все авиакомпании – никто не пострадал. Никаких санкций и быть не может. Такие решения и надо принимать всем сферам бизнеса. Если бы зашли все банки с долей государственного участия, невозможно прервать финансовое сотрудничество со всей Россией. А как расплачиваться за нефть, газ, металлы и прочее? Космос и всё остальное? Атомная энергетика… Как расплачиваться? Понимаете, в бой идёт вся армия. Солдат, если выпускать их поодиночке, всех перестреляют, и армия на этом кончится. На то мы и нация, страна и общество, которое должно действовать консолидированно, – тогда всё получается. То же касается и торговых сетей, и услуг других госорганизаций. Почему президент может брать на себя такую ответственность, несмотря на весь вой, который поднялся, несмотря на все потоки информационной грязи, которую на него обрушил Запад, а кто-то говорит: «Ну, вообще-то, я боюсь санкций». Причём я говорю, что санкции, которые против отраслей, – это лукавство. А санкции против конкретных лиц – вот это может произойти. И это пугает.

Информационная война – подготовка к реальной войне

«КЖ»: XIII фестиваль «Великое русское слово» состоялся в Крыму. В его рамках прошёл и Ливадийский форум. Что нового в этом году? Какие основные задачи и месседжи призван обозначить форум?

– Во-первых, поменялось название: теперь это Международный Ливадийский гуманитарный форум. То есть уже из названия понятно, что мы расширили тематику обсуждаемых вопросов и принимаемых решений. Получается, форум расширил повестку дня. Валентина Матвиенко (председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ – ред.) абсолютно точно всеми воспринимается как стержень и душа форума. Она его искусно ведёт, учитывает все тонкости. И поверьте, это не лесть – я искренне ею восхищаюсь. Она высказывала замечания и тут же давала поручения своим коллегам по Совету Федерации и представителям органов власти. Предложений было очень много.

Близится большая дата – 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Весь мир возмущается (во всяком случае, весь здравомыслящий мир) тем, что сносят памятники героям, которые победили в этой войне. Последний вопиющий случай – снос памятника маршалу Жукову в Харькове. И на это власти спокойно смотрят. Это вещи немыслимые и недопустимые, потому что они приведут в итоге к тому, что начнут не просто прославлять фашизм (это и так уже происходит), а чуть ли не сделают его официальной религией и общественным достоянием. Общество фашизируется. Этого нельзя допустить. Это понимают многие политические и общественные лидеры стран мира. И Израиль, чей народ во многом пострадал от фашизма, проявляет к этому особую чувствительность. Поэтому представитель Израиля, он же руководитель координационного совета российских соотечественников, выходец из России Михаил Райф заявил, что по возвращении в Израиль поставит вопрос о создании международного общественного движения защиты памятников героям и жертвам Второй мировой войны. Вот если такое движение в мировом масштабе появится, то в сочетании с нашими действиями по вынесению этих вопросов на площадки ООН, Совета Безопасности ООН и международные форумы будет иметь, как принято теперь говорить, мультипликативный эффект. Ещё одна поднятая тема: у нас есть поддерживаемый всей страной «Бессмертный полк». Коллеги предложили: в честь погибшего родственника посадить дерево. И назвать это «Бессмертные сады мира», которые будут жить веками.

«КЖ»: Да, идеи интересные.

– И всё это будет аккумулировано в специальном своде предложений, будет составлен план работы по их реализации. Такое указание дала Валентина Ивановна Матвиенко. А её указания, насколько я знаю, всегда выполняют.

Конечно, это далеко не все предложения. В следующем году – столетие исхода Белой гвардии, семей тех, кто выступил против революции. Это грустные страницы нашей истории, потому что многие люди потеряли жизнь, а те, кто попал в этот исход с семьями, потеряли Родину. Но потеряли, как мы сегодня видим, не навсегда. Вынуждены были жить на чужбине, но они выстояли, сохранили свою русскость и передали её потомкам. На нынешнем Ливадийском форуме выступали прямые потомки – граф Пётр Петрович Шереметев, князь Никита Дмитриевич Лобанов, это род Рюриковичей, как раз они и высказали предложение создать в Крыму монумент единения и примирения. Владимир Владимирович Путин поддержал эту идею, Министерство культуры вело поиски места расположения, скульпторы талантливые, в частности, один из них – Ковальчук, создали эскизы. И хотя уже близится столетие, проект до сих пор не реализован. Наши соотечественники этим обеспокоены. Поэтому Валентина Ивановна жёстко взяла этот вопрос под контроль.

«КЖ»: Где собираются установить монумент?

– В Керчи. Потому что уходили из Керчи, Ялты, Севастополя. В Ялте на набережной сложно найти место. Севастополь тоже насыщен памятниками, монументами. А в Керчи, при въезде через Керченский мост, поставить красивый большой монумент, который нам всем напоминает о трагедии, пережитой нашим народом, который говорит нам: мы друг с другом не имеем права воевать, сражаться, ставя во главе угла идеологию. Во главе угла должна стоять наша Родина и её единство, её сохранение. Вот это наша идеология. И на этой идеологии мы точно воевать друг с другом никогда не будем. И если бы наши братья в Малороссии были проникнуты этой идеей, у них бы тоже никогда не случилось гражданской войны, которую они до сих пор переживают, и того развала украинского государства на почве идеологии, когда стали делить нацию, народ. Не надо делиться, мы действительно едины в своём развитии, истории. И невозможно определить, чей предок, например, Ярослав Мудрый. А будущее развитие мира связано с Россией. Поэтому и хотят разорвать и растерзать нашу колоссальную, огромную землю, которую мы никому не отдадим и будем защищать. Были бы умными представители украинской элиты, они бы не ставили вопрос так: «Дайте нам газ дешевле», а были бы в едином государстве, и газ у них был бы дешевле, и нефть, и всё, что угодно. Это умный подход, государственный, на века вперёд рассчитанный.

«КЖ»: Это умный, а есть подход временщика.

– Конечно! И проблема именно в этих временщиках, каким был и Порошенко, например, которому хотелось угодить Западу, весь проникнут западной идеей. Он свою судьбу и жизнь связывает с западными странами. А народ-то украинский жить будет на своей земле.

В бой идёт вся армия. Солдат, если их выпускать поодиночке, всех перестреляют…

«КЖ»: Их послушать, так беда с демократией и объединением народа у нас. Что думаете об информационной войне? Стоит ли её вести или надо не реагировать на ту чушь, которую порой несут западные коллеги?

– Информационная война – это подготовка общественного сознания к реальной войне. Ну настроили общество другой страны против нашей. И что дальше? Вот как артиллерийская подготовка – это начало боевых действий, так и информационная война – подготовка к реальной войне. Нельзя к этому относиться так, что на нас просто клевещут. Вопрос в том, как эффективно отвечать. Вот если бы мы на каждый чих отбрёхивались, как принято говорить, наверное, это бы имело меньший эффект, чем когда мы приглашаем к себе гостей, которые знакомятся с реальной жизнью в Крыму. Никто никого не зажимает в плане контактов: могут общаться и с нашими национальными общинами, и с общественными организациями, и просто с людьми на улицах. Вот это имеет эффект, это доходит до средств массовой информации в зарубежных странах. В данном случае я не имею в виду все зарубежные страны. И кстати, не надо представлять, что все настроены против Крыма. Это группа агрессивно настроенных государств.

«КЖ»: Которые не хотят слышать, что им говорят…

– Естественно. Они готовы делать всё, чтобы объективная информация не доходила до их общества. Я из этого делаю вывод, что они готовятся к войне. Это страны НАТО. Других нет. Это не Китай, не Индия, не арабы… Они против нас не ведут информационную войну. А эти что делают? Готовятся к войне, и это подтверждается документами. Не так давно все обсуждали доклад «РЭНД Корпорейшн» на тему, как истощить Россию и привести её к развалу. И в военно-политическом плане – что с нами делать и как изматывать, в экономическом – какими санкциями нас давить, как подрывать наши устои, имеются в виду те самые ценности. Как ввести в состояние депрессии всё наше общество, чтобы страна развалилась. Война им не нужна, они боятся нас – у нас тоже есть чем укусить. А чтобы мы сами развалились – вот их главный вектор. И мы должны понимать, что это их желание, и не допускать движения по их пути. Поэтому все наши форумы, которые мы проводим, именно и нацелены на то, чтобы эти негативные события, о которых я говорю как о возможных, не допустить. Наши «Друзья Крыма» на Ливадийском форуме всегда высказывают интереснейшие креативные идеи. Помните, была идея о том, чтобы открыть крымское окно для тех товаров, которые попали под российские контрсанкции, а через Крым их можно было бы ввозить. На мой взгляд, политические последствия от этого очевидны: гражданское общество и бизнес-сообщество зарубежных стран начнут требовать от своих правительств, которые, конечно же, заорут, что этого нельзя делать, что мы отказываемся, что это провокация, но там начнутся процессы. Процессы, которые не нам выгодны, а направлены на разрушение режима санкций, наносящих ущерб и самим этим странам, народу и бизнесу. И конечно, нам тоже. Тут не надо лукавить, есть уже международные оценки, какой ущерб нанесён мировой экономике от этих дурацких, извините за выражение, санкций.

В вопросах, которые меня не касаются, я свой нос не сую

«КЖ»: А преследование в Европе тех, кто побывал в Крыму, кто лояльно относится к нашему волеизъявлению, как на это реагировать?

– Сложно сегодня говорить об этих странах как о явно демократических. Эти режимы мутировали. Это уже не страны, а режимы. Стали депрессивными, бросают людей за решётку только за то, что они съездили в Крым или внесли какое-то предложение о развитии отношений с Россией в целом или с Крымом в частности. Они сталкиваются с тем, что их таскают по спецслужбам, силовым министерствам.

Например, координатор наших иностранных наблюдателей на референдуме Матеуш Пескорский. Аналогичные обвинения прозвучали в адрес профессора Александра Гапоненко в Латвии, которого держали несколько месяцев в тюрьме. В адрес приехавшего к нам на форум и выступившего с предложением провести матч с юношескими командами Литвы Альгирдаса Палецкиса. Этих людей сажают в тюрьму. Разве могут эти режимы называться демократическими? К слову, по правозащитной деятельности также высказывались предложения, что её нам надо обязательно усиливать. Нужно добиваться через Международный совет российских соотечественников создания международной ассоциации русскоязычных адвокатов. И это движение адвокатов – очень полезная история, они подключаются ко многим процессам по защите прав соотечественников, проживающих за рубежом.

«КЖ»: От кого защищать соотечественников? Европейские коллеги-то считают, что это у нас проблемы с демократией.  

– Подождите. Сажают людей там за что? Доказать ничего не могут. И это происходит там повсеместно. Только когда поднимается общественность, они начинают ёжится, отпускают под залог, под домашний арест. Чего, собственно, добились наши «Друзья Крыма». Потому что когда координатор международной ассоциации, бывший премьер-министр Словакии Ян Черногорский встречался с польским послом в Братиславе, писал в польский парламент, только после этого они снизили залоговую сумму, и стало возможным хотя бы заплатить залог после трёх лет пребывания в тюрьме Матеуша Пескорского.

«КЖ»: В прибалтийских странах как раз русофобия разворачивается полным ходом, в школах запрещают русский язык.

– Я всегда предлагал и предлагаю: с самого начала надо было, когда они только заговорили об этом, в конце 90-х/начале нулевых, предупредить, что с нашей стороны будет жёсткий экономический ответ: мы прервём с вами экономические отношения. Побоялись, постеснялись. Почему? Ну, мол, и русские пострадают. А теперь они страдают в полном объёме, и мы всё равно приходим к тому, что свёрнуты экономические, дипломатические, политические отношения. И русские страдают. То есть мы результат получаем тот же. Но если бы мы сделали это с самого начала, такого развития бы не было. Я почему и говорю, что кризис не всегда плохо: лучше сразу сказать, то есть разговаривать с противником нужно на языке противника.