IMG 2986 scaled e1649070614476 1

Текст: Кирилл Белозёров
Фото: Евгений Летов

Дом главного архитектора Евпатории Адама Генриха

КЖ №1(36) 2022

Я выстроил себе благополучья дом…

Строка из стихотворения «Египтянин» Осипа Мандельштама как нельзя лучше характеризует деятельность главного архитектора Евпатории Адама Генриха.

Фото: Евгений Летов

 

Дата строительства: 1908-1910 гг.
Стиль: провинциальный модерн 
Адрес: Евпатория, ул. Кирова, 9/5

 

Вдохновлённые «Аидой»

В начале XX столетия Российская империя переживала очередное увлечение культурой и историей страны пирамид: «Египетские ночи» Пушкина и сфинксы на набережной Фонтанки в Санкт-Петербурге сменились Клеопатрой в исполнении Иды Рубинштейн и осенёнными статуями богов и фараонов доходными домами в центре Москвы и Питера.

Евпатория, превращаясь в престижный курорт, шла в ногу со временем. В 1910 году на недавнем пустыре вырос шикарный театр. Его создали городской голова Семён Дуван и местные зодчие Павел Сеферов и Адам Генрих. Приверженцы разных направлений, первый – классицизма, второй – модерна, сумели органично объединить творческие пристрастия, и храм муз удался на славу.

Специально приглашённая труппа познакомила просвещённую публику с лучшими произведениями мирового оперного искусства. В частности, произвела фурор «Аида» – сценическое воплощение эпохи расцвета Мемфиса и Фив.

Фото: Евгений Летов

В тот же год удивила горожан ещё одна любопытнейшая новостройка: недалеко от Театральной площади Генрих возвёл для себя особняк в невиданном для провинции египетском стиле.

Какие обстоятельства сподвигли Адама Людвиговича обратиться к экзотике? Может, вспомнилось студенчество? Генрих учился в Санкт-Петербурге, насыщенном памятью о величайшей цивилизации древности. Окончил с серебряной медалью престижное учебное заведение – Институт гражданских инженеров. Стремительно входящий в моду модерн покорил молодого специалиста универсальностью и в хорошем смысле экстравагантностью.

Благосклонный взор Изиды

Египетские мотивы звучат в каждой детали дома. В первую очередь привлекает внимание цветовое решение фасада. Сочетание тёмно-серой цементной штукатурки и красной керамической плитки рождает образ Двух земель – чернозёмной долины Нила и безжизненной красноглиняной пустыни.

Фото: Евгений Летов

У парадного входа архитектор поместил маскарон – женский лик с характерной причёской. Загадочная незнакомка несла в себе черты богинь «незнаемой страны»: Хатхор олицетворяла любовь, Изида была идеалом матери. Эти качества в реальной жизни воплощала Ванда, супруга Адама. Характерно, что в отличие от помпезных московских и питерских построек, буквально облепленных женскими головами, здесь скульптура только одна. Сразу становится ясно: хозяйка в доме Генрихов – единственная!

Бросается в глаза прекрасная имитация древних иероглифов. Искатели скрытых смыслов могут попытаться прочитать письмена, проникнуться тайными знаниями, которые передал создателям чудес света носитель мудрости Тот.

И конечно, лотос и папирус. Знаменитые растения «растут» тут повсюду: и в виде кованых опор для козырька над супероригинальной дверью, и в виде лепнины, обрамляющей окна, и в виде фресок, к сожалению, полустёртых.

От Гезлева к Евпатории

На фронтоне своего жилища Генрих расположил «крылатое солнце». Знатоки мифологии утверждают: солнечный диск и шестилучевая звезда – облик владыки неба Гора, крылья принадлежат оберегающей его Изиде, а две змеи символизируют Две земли – территории, ставшие частями Древнего Египта.

Фото: Евгений Летов

Надо полагать, мастер наполнил изображение эпохи фараонов новым содержанием. В нём слышались отголоски яростных дебатов, которые в конце XIX – начале XX века вели местные депутаты, озабоченные будущим Евпатории. Город бурно рос, выходя за границы средневекового Гезлева, и мечтал о планомерной красивой застройке.

Усилиями городского головы Евпатория обрела новые возможности для развития. От театра протянулась к морю улица Дувановская. Вдоль неё начали расти так называемые дачи: отечественная буржуазия вкладывала деньги в курортную недвижимость. Стремясь понравиться гостям, хозяева возводили пансионаты не только комфортные, но и эстетичные. В этом отношении модерн давал безграничную свободу для творчества. И архитектор постарался от души!

Служение городу

В 1894 году Адам Генрих приступил к своим обязанностям. Нет, не казённым словом «служба», а именно служением следует назвать его 25-летнюю деятельность на благо Евпатории. Гражданский инженер сформировал новое обличье города, построив несколько десятков зданий самого разного назначения. Большинство из них, по счастью, сохранились и ныне представляют золотой запас культурного наследия Крыма.

Фото: Евгений Летов

Профессионализм и художественный вкус архитектора устраивали всех – администрацию, заказчиков, обывателей, гостей курорта. Ему одинаково хорошо удавались пансионаты и особняки, гимназия и богадельня, синагога и мечеть. Прогулка по улицам, расходящимся от Театральной площади, позволяет насладиться чистейшими образцами провинциального южного модерна. Неповторимость каждого дома и тщательно продуманная упорядоченность общей планировки рождают чувство гармонии.

Сквозь листву, как сквозь завесу времени, проступают яркие детали: скульптура женщины с факелом, голова оленя с ветвистыми рогами, башенка в стиле сказочного замка, витраж… Жаль только, что все эти шедевры пребывают в состоянии вялотекущей разрухи: осыпается штукатурка, крошится лепнина…

На рубеже эпох

В 1914 году Серебряный век был смят смертоносной сталью. Изыски ар-нуво закоптил пороховой дым, а через несколько лет атрибуты прежнего благополучия – собственный дом, стабильные доходы, солидное положение в обществе – стали крайне опасными: постоянная смена власти сопровождалась лишениями и насилием, погромами и пролитием крови.

Но даже в смутное время зодчий создавал шедевры. В 1918 году освятили церковь Илии для греческой общины. Последней работой Адама Генриха в Крыму стал проект католического храма для польского землячества. Удивительно, но костёл достроили уже при советской власти, он украшал Евпаторию несколько десятилетий.

Увидеть своё творение Генриху не довелось. В разгар Гражданской войны он с семьёй перебрался на родину – в Польшу. Здесь Адам Людвигович совершит подвиг во имя милосердия, но не переживёт трагедию Второй мировой.

За други своя

В России Генрих был активным деятелем Императорского человеколюбивого общества – крупнейшей организации, призванной помогать обездоленным. В 1944 г. Адам Людвигович делом подтвердил верность идеалам милосердия: супруги Генрих прятали евреев от фашистов, рискуя собственными жизнями.

Гитлер принял решение уничтожить столицу Польши. Предварительно изверги изгнали из Варшавы людей. В одной из колонн, уходивших в никуда, шёл, задыхаясь, 75-летний Адам Генрих. Обессиленного старика оставили умирать в оказавшейся на пути церкви.

Фото: Евгений Летов

Недавнее 150-летие со дня рождения автора архитектурного образа Евпатории прошло достаточно скромно. Мемориальная доска, посвящённая Адаму Генриху, так и не появилась. Уникальное для Крыма здание в египетском стиле остро нуждается в реставрации. Увы, время боится только пирамид…