Достояние
республики

Фантастическую картину уборки «кристаллического урожая» можно наблюдать с августа по декабрь на соляных промыслах между городами Евпатория и Саки.

Розовая соль

Фантастическую картину уборки «кристаллического урожая» можно наблюдать с августа по декабрь на соляных промыслах между городами Евпатория и Саки.

текст и фото: Виктория Серебрянская

Все, кто там трудится, внешне напоминают шахтеров или просоленных ветрами рыбаков. Крепких мужчин в спецодежде, а иногда только в шортах и сапогах, выдает едва заметная усталость и непривычно темный цвет лица. Загорелые, с мозолистыми руками, они добывают соль при любых погодных условиях. В дождь надевают резиновые сапоги, плащи и вкалывают дотемна. За одну добычу изнашивают три комплекта спецовки – настолько агрессивна солевая среда. Но для крымчан это вовсе не трудности – такая работа.

Терпение и еще раз…

За системой солевары следят весь год: после каждой добычи в бассейнах остается соль, ее надо размыть, выровнять и высушить, однако поверхность готового к закладке соли бассейна не должна быть совсем сухой. То есть до начала сезона первым делом «выглаживают» использованный бассейн, а затем контролируют накопление новой рапы. При этом непременно соблюдают очередность: соль не выращивают на одном участке два года подряд, после сбора урожая на восстановление бассейна уходит год.

Выдержка нужна и для того, чтобы собранная соль отстоялась в бурте, это промышленных размеров горка, в которую ссыпается добытый продукт, – слишком уж активны в свежей соли микроэлементы. Активность их настолько высока, что специалисты советуют ее перед употреблением соли приглушить – выждать время.

Что касается условий роста солевого пласта, то соль с бета-каротином несколько месяцев «варится» в морской воде под воздействием солнечных лучей и впитывает аромат степных трав – продукт получается самый натуральный: никакой химии и синтетических вкусовых добавок.

Природное богатство

Добыча соли происходит раз в год. С ее началом связана целая церемония. На поверхность бассейна после сброса маточных рассолов кладут чистое полотенце, куда ступают солевары, снимают лопаткой первый слой, замеряют высоту линейкой, а потом кладут на хлебный каравай кристаллы розовой соли – она содержит комплекс каротиноидов, природный воск, глицерин, органический йод, – всего более 77 элементов неорганики. А бета-каротин, придающий розовый цвет, – вообще уникальный продукт, повторить его искусственно, в условиях лаборатории, невозможно – таково заключение института неорганической химии имени Зеленского и лаборатории органической химии МГУ.

После взятия пробы приступают к работе. Одна бригада следит за тем, как огромным плоским ножом солекомбайн снимает пласт соли и высыпает ее в вагончики, в каждом мотовозе их 4–5. Когда заполняется последний, по рельсам, выложенным вручную, мотовозы следуют к бурту. На другом участке соль фасуют.

Когда добыча завершена, на последний мотовоз ставят «рога»: вбивают бугор с крымским флагом, и на нем вся бригада ставит подписи – работа сделана. Эти флаги хранятся в офисе кооператива «Галит», владеющего промыслами.

«Разносолы» для здоровья

«Цены ей нету, нашей розовой соли, в ней вся таблица Менделеева!» – восхищаются солевары. Никто из них не знает, что такое астма и бронхиты, все болячки проходят. Потому сюда едут отовсюду, где узнают о целебных свойствах крымской садочной соли, да и рапу набирают бутылками. «Один старик приезжает к нам несколько лет подряд, у него в коленях суставы крутит, так он наберет рапы и лечится, помогают процедуры, на весь год хватает, – улыбаются солевары. – На радостях дед нас всех называет сынками».

Розовая соль содержит комплекс каротиноидов, природный воск, глицерин, органический йод, – всего более 77 элементов неорганики. А бета-каротин, придающий ей розовый цвет, – вообще уникальный продукт, который невозможно создать в условиях лаборатории

Рабочие и сами в отдельном бассейне принимают, стоя в «рассоле» по щиколотку, оздоровительные ванночки, по 15 минут. «И медики к нам наведываются, – отмечают солевары. – Многое можем им рассказать и посоветовать, мы здесь как рыбы в воде». «Только очень соленые», – шучу. Соглашаются. И тут же вспоминают: рекорд по добыче соли зафиксирован в 1975 году – 53 тыс. тонн. Сейчас добывают около 15 тысяч, меньше, чем при Союзе, тогда ведь братские республики брали крымскую соль вагонами…

Жара по-крымски

Вспомнили солевары забавный случай с гостями из Германии, еще до Майдана и, стало быть, до введения санкций против Крыма. «Немцы добычу снимают, а у них на глазах падает вагонка, мы вместе кинулись ее поднимать, – вспоминают, смеясь, солевары. – Нашим мужикам жарко стало, разделись до пояса, обувь сняли, пошли по соли босиком. А немцы видеокамеры включили и друг друга торопят, мол, давайте снимать их быстрее! Они ж такого раритета нигде не видели, разве что в кино, у них техника другая».
– Механизмы и основные фонды, конечно, надо обновлять, среда агрессивная, соль в таких количествах все разъедает, – поясняет коммерческий директор «Галита» Алексей Турченко. Но главное, тут и при старой технике сохраняют секреты производства. Хотя профессии солевара ни в одном вузе не учат – все тонкости познаются только на практике.

Верность профессии

Технолог Юрий Литвинов на Сольпроме уже полвека. Его, 22-летнего морского радиста, вернул на сушу хороший заработок – 600 советских рублей при морской зарплате в 200. Сюда пришел временно, на период добычи требовались рабочие руки – в те времена евпаторийский Сольпром выдавал стране солидный «урожай». Но вышло, что выбрал не сезонную работу, а судьбу. Всю территорию, а это 260 га, исходил пешком. Освоил специальности от технолога до наладчика автоматов по фасовке соли. Нюансам учили старики. Бесценные знания тут и сейчас передают дедовским способом: из уст в уста – вот оно, народное творчество. И выбор настоящих мужчин. Необходимые навыки дает практика – опыт старших плюс собственный.

Соль по осени считают

Уж кто кто, а солевары ливням не рады: после дождей пласт приходится контролировать особо – съедается часть соли и меняется ее удельный вес. Надо следить за садкой, контролировать рост пласта, шлюзы открывать, чтобы вода уходила. Процесс трудоемкий. При изменении погоды ситуация в бассейнах меняется каждые 20 минут.

В прошлом сезоне добывать соль начали в середине августа и до декабря осилили урожай в четырех бассейнах. В этом году старт пришлось на месяц отложить. Однако смещение сроков, по заверениям солеваров, на результате не скажется – урожай ожидается неплохой.

– Дожди же закончились только 20 июля, и мы открыли добычу в бассейне, где пласт успел вырасти не на сто, а на 55 миллиметров, – пояснил директор по производству кооператива «Галит» Валерий Стародубцев. – При солнечной погоде в других бассейнах соль вырастет еще миллиметров на 20.

Брат или не брат?

Отдельный бурт готовили для отгрузки в Китай, где всерьез заинтересовались розовой солью. В Крым делегация из Поднебесной прибыла после того, как солевары обратились туда насчет закупки солеперерабатывающего завода – чтобы полностью замкнуть на местном предприятии технологический цикл: от бережной промывки соли до таблетирования продукта. Предприимчивые китайцы оценили намерение крымчан по-своему. Обо всем расспросив, примчались, чтобы убедиться: Евпатория и вправду обладает таким природным богатством. Удивились, что соли под открытым небом растет так много, что для ее переработки требуется целый завод.

Рекорд по добыче соли был зафиксирован в 1975 году 53 000 тонн
При СССР из Крыма заказы уходили во всесоюзные республики. Сегодня же  добывают около 15 000 тонн

– Приехали на Сольпром, увидели огромные пласты розовой соли и стали торговаться – сбрасывать цену до минимума, хотя стоимость соли и так невысока, – говорит Стародубцев. – Мы не хотели продавать совсем уж по дешевке, в выращивание соли вложено столько труда! Ну как отдать ценный пищевой продукт, собранный вручную, за копейки? К тому же, хлопотна доставка: нас просили упаковать соль в резиновые бочки – для переправки морем. В итоге мы решили с этим иностранным заказом не спешить, пока не насытим здоровой солью отечественный рынок. У нас налажены контакты с югом России и крупными городами в других регионах. Так, морскую садочную соль с охотой берут в Краснодарском крае, в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону. В общем, свои – ценят.

Продукт вне конкуренции

При этом Стародубцев выразил сожаление, что на международные выставки во Франции и в Испании крымчан с солью пока не пускают – в Европе поясняют, дескать, «вашКрым» – «оккупированная территория».

– Делают вид, будто не понимают, что такое оккупация, – рассуждает Валерий Алексеевич. – Вот нацисты во время Великой Отечественной оккупировали Крым – тысячами расстреливали мирное население и столько было разрушений! Разворовывали нашу соль и вывозили ее в Германию вагонами… После освобождения полуострова евпаторийцы в кратчайшие сроки возобновили процесс выращивания соли. Непостижимо, но до сих пор работает солекомбайн 1934 года выпуска.

– Думаю, иностранная дурь с санкциями продлится недолго, а может, там еще и понимают: все равно на международной выставке придется крымской соли присуждать гран-при, – улыбается Стародубцев. – Во Франции и Испании есть солепромыслы, но наш уникален, такого в мире больше нигде нет. Мы производим конкурентоспособный продукт, его качеством и полезностью гордимся. Надеемся, правда восторжествует – любая блокада будет пробита. Европа на самом деле всё понимает, но убирать условные барьеры не торопится. Ну, и мы подождем.

Работа до седьмого пота

Промышленное развитие солепромысел получил в 1863 г., хотя крымской соли уже столько лет, сколько и Евпатории, – 2,5 тысячи. Земли под Сольпром выкупил когда-то один из придворных русского государя граф Балашов, он нанял инженера, который и построил здесь чеки, с того момента добыча велась по особой технологии, а соль стали называть «царской» – ее и подавали к царскому столу. На солепромысле оборудовали 10 пристаней, откуда соль отправляли в разные страны мира. Уже тогда она была розовой.

– В наших бассейнах растет морская водоросль, которая начинает цвести при попадании на рапу, – продолжает Валерий Алексеевич, – в воду выбрасывает бета-каротин, окрашивающий бассейны в розовый цвет, и весь солепромысел наполняется запахом фиалки – такой аромат во время цветения рапы. Именно эти озера ионизируют воздух в Евпатории и окрестностях, делая его целебным.
Солевары считают: хорошо бы тут построить грязелечебницу. Место уникальное – есть пресная вода, горячий источник и нетронутые лечебные грязи.

– Солепромысел мы сохранили, – заключил директор по производству, – теперь его нужно только развивать!

Интересное по теме

Подзаголовок по теме

Ученые нашли обитаемую суперземлю

Ученые нашли обитаемую суперземлю

Она расположена в зоне обитаемости материнской звезды.

Автоэкспресс Fly&Bus расширил географию перевозок

Автоэкспресс Fly&Bus расширил географию перевозок

с 1 мая действуют ночные рейсы

Скоро в продаже!

Скоро в продаже!

Главная тема свежего «КЖ» — подари женщине Крым! Скоро в продаже

Sheiks prefer the Crimea

Sheiks prefer the Crimea