Текст: Анна ЗИМИНА

Царский Крым: на «моторе» по горам и с ракеткой на корте

О том, что Ливадия была царской летней резиденцией, конечно, знают все. Но как проводили здесь свой отдых монаршие особы, что они делали в этом великолепном дворце и за его пределами? Думаете, только тем и занимались, что чинно прогуливались по парку и церемонно обедали за огромными столами? Ничуть нет – цари ведь тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Да и Крым кого угодно вдохновит на активный отдых – даже «Их Величество Государя Императора и Государыню Императрицу с Августейшими Детьми».

На «Штандарте» – вдоль побережья

Чтобы добраться в Ливадию, императорская семья поездом ехала до Севастополя, а оттуда плыла в ялтинский порт на яхте «Штандарт» — её специально перегоняли из Балтийского моря в Чёрное. Для этого «Штандарт» ходил в Севастополь с 1909 по 1914 год. Доставив Николая II с семьёй из Севастополя в Ялту, яхта стояла у ялтинского мола до отъезда императора в Петербург, после чего возвращалась в Кронштадт.

В долгие плавания на «Штандарте» Николай II обычно отправлялся на Балтике, однако и в Крыму царская семья иногда совершала морские прогулки. Так, в 1912 году газеты сообщали: «Их Величества Государь Император и Государыня Императрица Александра Феодоровна с Августейшими Детьми и великий герцог Гессенский с семьёй изволили совершать на императорской яхте «Штандарт» двухдневное плавание вдоль южного побережья Крыма, до Феодосии и обратно, и 12 мая возвратились в Ливадию».

Яхта «Штандарт» была одним из самых красивых кораблей своего времени, так что её плавание в Чёрном море представляло величественное зрелище.

«Где бы ни швартовался «Штандарт» — на Балтике или у крымских скал, — он был образцом морской элегантности. Над палубой возвышались три стройные, покрытые лаком мачты и две белые дымовые трубы. Над надраенными палубами были натянуты белые парусиновые тенты, затеняющие от солнца плетёные столы и стулья. Под верхней палубой располагались гостиные, салоны, кают-компании, обшитые красным деревом, с паркетным полом, хрустальными люстрами, канделябрами, бархатными портьерами. Помещения, предназначенные для царской семьи, были задрапированы ситцем. Помимо судовой церкви и просторных кают

для императорской свиты, на яхте имелись помещения для офицеров, механиков, котельных машинистов, палубной команды, буфетчиков, лакеев, горничных и целого взвода моряков гвардейского экипажа. Кроме того, на нижних палубах нашлось достаточно места для размещения духового оркестра и балалаечников», — описывал императорскую яхту «Штандарт» американский писатель Роберт Мэсс в книге «Николай и Александра».

Лучший гараж в Европе

В 1902 году к Николаю II, отдыхавшему в Ливадии, обратился с просьбой министр императорского двора граф Фредерикс. Граф ходатайствовал за офицера конного полка, который привёз в Ялту автомобиль, а полиция запретила им пользоваться — отдыхающим не нравились автомобильный шум и дым. Император, не питавший к автотранспорту тёплых чувств, министру отказал: «Пока я живу в Ливадии, автомобили не должны появляться в Крыму». Однако вскоре Николай II кардинально переменил своё мнение — он сам стал страстным автолюбителем.

Перед приездом в Крым царской семьи в 1909 году в Ореанде были построены гараж для автомобилей и склад для горючего. Но их расположение оказалось неудачным, и в 1911-м в Ливадии появился ещё один гараж на 25 автомобилей. Его, как и гараж в Ореанде, создал удельный архитектор инженер Гущин. Николаю II гараж чрезвычайно понравился, он лично поблагодарил Гущина и преподнёс ему золотой портсигар, украшенный бриллиантами, со словами: «Мне все говорят, что у меня в Ливадии гараж — лучший в Европе. Мне это лестно слышать и приятно сознавать. Благодарю вас за труды, положенные за последние годы в моём имении!»

В автомобиле Николай II путешествовал не только по Крыму (в собственные имения Массандра и Ай-Даниль, к родственникам в Дюльбер, Харакс, Ай-Тодор, Чаир, Кичкине, в Алупку к Воронцовым, в Кореиз и Коккоз к Юсуповым, в Гурзуф к Губониным, в Георгиевский и Косьмо-Дамиановский монастыри), но и за его пределами. Так, в апреле 1914-го император отправился из Ливадии в Асканию-Нова и обратно. «Рано утром

я поехал на моторе через Симферополь и Перекоп в Асканию-Нова, куда прибыл в 4 часа дня. …Я сделал в два дня 587 вёрст, почти столько же, сколько от Петербурга до Москвы», — описывал это своё путешествие Николай II.

Палатка на берегу

Неотъемлемой частью отдыха императорской семьи в Ливадии, конечно, были морские купания. Сам Николай II купался в море постоянно. Для него в качестве купальни на берегу разбивалась палатка для переодевания, от палатки к морю разворачивался верёвочный мат, чтобы галька не колола ноги; в море уходил канат, за который можно было держаться во время сильных волн. Александра Фёдоровна, на­оборот, в Чёрном море категорически не купалась — императрица с младшими дочерьми принимала морские ванны в бассейне перед домом. Царские дочери в Ливадии пользовались своей купальней, оставшейся ещё со времён императрицы Марии Александровны. К деревянным мосткам, уходившим в море, пристроили со всех сторон экраны из парусины. В огороженное пространство, обтянутое канатами, спускалась лестница с широкими деревянными ступеньками. За купающимися девочками присмат­ри­вал матрос Деревенько.

Впрочем, купальни использовались царской семьёй только в плохую погоду, а если не штормило, купались в открытом море. И Николай II, и его дочери прекрасно плавали, при этом император купался до поздней осени, когда температура воды в море была уже довольно низкой.

«Играли в теннис, руки зябли»

Теннис пришёл в Россию в 1860–1870-х годах. Николай II увлёкся теннисом на родине этого вида спорта, в Анг­­лии, в середине 1890-х. А впервые вышел на корт в подмосковном селе Ильинском. «После чаю пошёл играть с другими в lawn-tennis, в первый раз», — написал император в дневнике 2 июня 1896 года. После этого Николай II две недели не выпускал ракетку из рук — и с тех пор теннис стал его любимым развлечением.

Теннисные корты имелись во всех летних резиденциях царской семьи, в том числе и в Ливадии. Сами корты были с песчаным покрытием, окружённые высокой сеткой, рядом с ними сто­яли скамейки, на которых часто фотографировались игроки и зрители. Поблизости от теннисных кортов был сооружён Чайный домик: после игры все отправлялись туда пить чай.

Впервые Николай II вышел на теннисный корт в Ливадии летом 1909 года и с тех пор, находясь здесь, играл в теннис каждый день. По воспоминаниям фрейлины императрицы — Анны Вырубовой, император «относился очень серьёзно к игре, не допуская даже разговоров… он отлично играл и терпеть не мог проигрывать».

Спортивная форма Николая II для игры в теннис состояла из белых брюк и рубашки, на нагрудном кармане которой был вышит императорский двуглавый орёл. Партнёрами Николая II по теннису были офицеры подразделений охраны или офицеры императорской яхты «Штандарт». Порой компанию ему составляли члены императорской семьи — молодые великие князья. В теннис играли и дочери императора.

В 1913 году царская семья прожила в Ливадии необычайно долго. В теннис играли до заморозков. «Днём поиграли в теннис, руки зябли», — писал Николай II в своём дневнике. Во время одной из игр император был довольно серьёзно травмирован. «Во время игры мне мячом попало в правую икру настолько сильно, что я захромал. Вечером мне наложили бинт. Пару дней был вынужден пролежать в кровати, а затем ходил, опираясь на палку», — записывает император.

Немного археологии

Николай II, любивший движение и любые занятия, связанные с физической нагрузкой, в Крыму с удовольствием участвовал и в археологических раскопках. Правда, самому ему найти толком ничего не удалось. «Они находят интересные вещи, когда меня там нет», —

писал он матери, имея в виду свою сестру Ксению и её супруга — великого князя Александра Михайловича, на территории имения которых Ай-Тодор находились остатки древнеримской крепости Харакс.

Но археология была для царя не только развлечением — он поддерживал и лично курировал все инициативы, направленные на исследование прошлого Крыма и сохранение памятников его истории и культуры, на что выделялись по тем временам довольно большие средства. Например, он лично следил за работой «Высочайше утверждённой научно-художественной комиссии по составлению проектов реставрации бывшего ханского дворца в Бахчисарае».


«Одни мечты…»

Детство Николая II прошло в Ливадии.

Возможно, поэтому и он сам, и вся императорская семья так трепетно и нежно любили Южный берег Крыма, так стремились сюда. Распорядок дня царской семьи в Ливадии был весьма прост. Сам Николай II описывал его так: «День мы проводим обыкновенно следующим образом: встаём в 8 1/2, кофе пьём на балконе и от 9 1/2 до 11 1/2 гуляем, я в это

время купаюсь, когда вода не очень холодная; Аликс рисует, а я читаю до часу. Завтракаем с музыкой. Около 3-х отправляемся на большую прогулку, возвращаемся домой не раньше 6 или 6 1/2 ч. Я занимаюсь до 8 ч. Аликс в это время купает детей, кормит их и укладывает спать. После обеда процветает безик (вид карточной игры. — А. З.), в 11 1/2 расходимся и ложимся в 12 ч.».

И все эти нехитрые хлопоты и радости — такие земные, такие нецарские — складывались в настоящее человеческое счастье. Как записала в своём дневнике одна из дочерей царя: «В Крыму была жизнь, а в Петербурге — служба».

Николай II признавался, что хотел бы никогда не выезжать из Ливадии. Полушутя-полусерьёзно однажды даже обронил, что у него не раз мелькала мысль перенести в Ливадию столицу. Впрочем, тут же добавил: «Конечно, это невозможно. Да и будь здесь столица, я, вероятно, разлюбил бы это место. Одни мечты…»

После отречения от престола Николай II просил Временное правительство дать ему возможность поселиться с семьёй в Ливадии и жить здесь как частное лицо. Керенский в этой просьбе отказал.

Интересное по теме

Подзаголовок по теме

Шейхи предпочитают Крым

Шейхи предпочитают Крым

Китай, Европа и Ближний Восток всё больше интересуются отдыхом в Крыму, особенно его спе­цифическими направлениями, в том числе охотой.

«КЖ» побывал на слёте коллекционеров в Симферополе

«КЖ» побывал на слёте коллекционеров в Симферополе

Редчайшие монеты и марки, древние статуэтки и иконы, курительные трубки времен Турецкой войны и многое другое.

Стихи, написанные… зубами

Стихи, написанные… зубами

О том, как жить полноценно человеку с ограниченными возможностями, Евгения Челнокова рассказала специально для «Крымского журнала».

ТОП высказываний Марии Захаровой о Крыме

ТОП высказываний Марии Захаровой о Крыме