Крым
цитатный

Топ 20 высказываний политиков, деятелей культуры и спортсменов о Крыме и его российском статусе

подборку сделал Валерий Чекалин

«Крымский журнал» собрал 20 наиболее ярких и знаковых цитат государственных деятелей, политиков, артистов, музыкантов и спортсменов о Крыме за два года нахождения полуострова в составе России.

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ:

«Присоединение Крыма к России не является агрессией или аннексией. Это практически 100-процентное волеизъявление жителей Крыма, которые в соответствии с международным правом, с документами Совета Безопасности ООН проявили своё волеизъявление, это является приоритетом. Никто не может отменить или торговаться по праву населения и жителей Крыма определить свою судьбу. Здесь компромиссов никаких быть не может».

Сергей Нарышкин, председатель Государственной думы РФ:

«Прежде всего, самоопределение Крыма — это воля крымчан и севастопольцев, поддержанная всем народом России. Какой может быть «отказ» (России от Крыма. — Ред.)? Возможно, наши западные оппоненты судят о России по себе и для них воля народа, мнение людей, историческая память действительно ничего не значат».

Владимир Путин, президент РФ:

«После тяжёлого, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань, в порт постоянной приписки — Россию. Спасибо крымчанам и севастопольцам за их последовательную позицию. Мы очень переживали за них, и Россия открыла для них всё своё сердце, всю свою душу».

Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ:

«2014 год для всех нас, для всей страны без преувеличения стал Годом Крыма, который вернулся в Россию. Для многих возвращение Крыма стало восстановлением исторической справедливости, которое по силе и значению сравнимо с падением Берлинской стены и объединением Германии или с возвращением Китаю Гонконга и Макао».

Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ:

«Вопрос с Крымом, я думаю, все это понимают, закрыт. Его закрыли народ Крыма и решения, которые приняла Российская Федерация. Считаю, Крым — особый, уникальный случай со всех точек зрения. Исторически, геополитически, патриотически, если хотите».

Рамзан Кадыров, глава Чеченской Республики:

«Крымчанам нужна была поддержка, они всенародно заявили, что хотят возвратиться к себе домой — в Россию. Я, как гражданин Российской Федерации, как солдат, должен был откликнуться. Я не просто позвонил. Мы готовы были выполнить любые поставленные перед нами задачи Верховного главнокомандующего».

Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности РФ:

«Крым присоединился к РФ не потому, что Россия этого захотела, а потому, что население полуострова провело референдум и абсолютным большинством голосов решило: мы хотим жить в составе России, а не в составе Украины. Единственной реальной альтернативой вхождения Крыма в состав РФ было массовое кровопролитие на полуострове. Поэтому я убеждён: мировое сообщество нам должно сказать спасибо за Крым. Спасибо за то, что в этом регионе, в отличие от Донбасса, обошлось без массовой гибели людей».

Михаил Горбачёв, первый и последний президент СССР:

«В Крыму всё произошло по просьбе и желанию людей. Хорошо, что пошли таким путём, путём референдума, и показали, что люди действительно хотят вернуться в Россию, показали, что людей там никто никуда не загоняет. Народу Крыма надо ответственно и умело распорядиться добытым счастьем. Я считаю, что это событие счастливое и его надо так воспринимать. Возвращение суверенитета Крыма — это основа. И, пользуясь своим суверенитетом, Крым высказался за желание быть с Россией. А значит, это счастье. Это свобода выбора, без которой не должно быть ничего. Пусть это нелегко, но международному сообществу необходимо принять реальность и воспринимать Крым как часть России».

Владимир Жириновский, депутат Госдумы РФ,  лидер ЛДПР:

«Крым может стать резиденцией, политической Меккой. Там можно построить резиденцию, штаб-квартиру Организации Объединённых Наций, из США убрать её и в Крым перенести, чтобы Крым объединял ещё и все нации мира, а главное — сообщение будет удобное. У Крыма очень большое будущее по всем позициям».

Никита Михалков, российский кинорежиссёр, актёр, сценарист:

«Я приглашал нескольких (зарубежных кино­звёзд. — Ред.) даже не в Крым, в Москву. Один говорит, что занят, у другого контракт. Но я убеждён, что, как только это (Крым как часть России. — Ред.) станет естественной вещью для всего мира, сюда приедут все. Такого моря и такого побережья, такого напоённого воздуха нигде нет, это место уникальное. Это колыбель крещения православной Руси».

Александр Пятков, актёр, народный артист России:

«Есть Сила и Закон Правды — и всё возвращается на круги своя, и никто этот закон отменить не может, как и то, что Крым безболезненно, без выстрелов, а только по желанию самого народа, перешёл в состав России. Понятно, что многие (украинские. — Ред.) олигархи потеряли в Крыму виллы, дачи, доходы, бизнес. Но когда Крым был украден у России, Бог взял и отдал обратно. И уж извините, что мы взяли Крым, но приезжайте все туда — пус­кай там живут украинцы, американцы, пусть приезжают, купаются. Давайте будем жить вместе, как мы и жили раньше. И не будем драться».

Александр Лукашенко, президент Беларуси:

«Вы знаете мою позицию по Крыму. Подставились (украинские власти. — Ред.): считаете, что это ваша земля, — надо было за неё воевать. Не воевали — значит, не ваша, и нечего сегодня страдать и стенать».

Николя Сарокози, экс-президент Франции:

«Крым выбрал Россию. Мы не можем его за это упрекать. У нас с Россией общая цивилизация. Интересы американцев и русских — это не интересы Европы и России. Мы не хотим воскрешения новой холодной войны».

Тьерри Мариани, депутат Национального собрания Франции:

«Я сам родом с юга Франции. И могу точно сказать: здесь даже запахи такие же, как у меня на родине. Сегодня утром, когда я проснулся, я услышал, как стрекочут цикады. От этого звука я просыпаюсь и у себя дома. И потом, люди здесь очень открытые и прямые — такие же, как на моей родине».

Марин Ле Пен, лидер французской партии «Национальный фронт»:

«ЕС поддержал переворот на Украине, позволивший жителям Крыма сделать выбор в пользу присоединения к России, потому что Крым, как известно, — российская территория. Другого взгляда на это быть не должно. Я считаю, что Европейский союз не признал своей ошибки в крымском вопросе, и сейчас пришло время смириться с этой оценкой событий, прежде чем совершить другие ошибки».

Сильвио Берлускони, экс-премьер-министр Италии:

«87 процентов жителей Крыма участвовали в референдуме, 93 процента проголосовали за отделение от Украины, за то, чтобы стать автономной республикой, за то, чтобы стать частью Российской Федерации. Вам бы стоило увидеть, с какой любовью, уважением и дружелюбием они приветствовали Путина. Женщины бросаются ему на шею со словами “Спасибо, Владимир”».

Януш Корвин-Микке, депутат Европарламента от Польши:

«Я ещё 25 лет назад говорил, что Крым должен принадлежать России. Они (власти Украины. — Ред.) должны наконец понять, что никто им Крым не отдаст. Подавляющее большинство населения полуострова не хочет возвращаться. Я сам был в Крыму и разговаривал с людьми на улице».

Джо Линн Тёрнер, американский рок-музыкант, экс-вокалист групп Rainbow и Deep Purple:

«Здесь (в Крыму. — Ред.) будут происходить только позитивные вещи, так как правда на вашей стороне. Я не боюсь санкций. Они (власти США. — Ред.) что, посадят меня в тюрьму? Это против Бога, несправедливо, это всё западная пропаганда. На Западе нет ни слова правды о том, что реально происходит в Крыму».

Фред Дерст, музыкант, солист группы Limp Bizkit (США):

«Я могу помочь американцам понять, как прекрасна Россия. Я буду создавать фильмы, сериалы, музыку, новые бренды в Крыму, но при этом мне необходимо иметь два паспорта — это важно. Я думаю, проблем с этим не будет. Я был бы счастлив, если бы у меня были российский паспорт и симпатичный домик в Крыму».

Рой Джонс-младший, экс-чемпион мира по боксу в четырёх весовых категориях:

«Здесь (в Крыму. — Ред.) очень много счастливых, добрых людей. Я думаю, что спорт должен помочь не только им, но и вашей стране выстроить мост с США».

Интересное по теме

Подзаголовок по теме