История
пляжи

Пляжный флешбэк

Как отдыхали на крымских берегах сто лет назад

текст: Анна Зимина

Курортная история Крыма начиналась не с экзотического юга с его прозрачными бухтами, точёными скалами, цикадами и кипарисами, а со скромного запада с пыльными степями и грязевыми озёрами. Ведь первые курортники ехали на полуостров не загорать на морском песке, а закапываться в целебную грязь. Но и когда курортный акцент переместился с озёрных берегов на морские, отдых там всё равно существенно отличался от нынешнего.

По горло в грязи… Лечебной

Уже в конце XVIII века о грязелечении в Сакском озере восторженно и подробно писал Павел Сумароков, путешественник и один из первооткрывателей крымской земли. Испытав целебное действие грязей на себе, он рассказал сооте­чественникам, от каких болезней может исцелить Сакское озеро, и дал точные рекомендации насчёт того, когда лучше всего принимать такие процедуры: «Удобное для закапывания себя в грязь время начинается от 20 июля и продолжается по 1 сентября».

Поначалу больных лечили, почти полностью закапывая в грязь. На береговой отмели озера выкапывали яму, туда укладывали больного и покрывали его слоем грязи — «так, чтобы не было нигде отверстия». В грязевой ванне человек находился столько, «сколько позволяли силы и условия болезни». У большинства сил хватало минут на сорок, а после этого они начинали чувствовать звон в ушах, сердцебиение, головокружение. Доведённых до кондиции поспешно извлекали из ямы, смывали с них грязь и укладывали в постель, чтобы хорошенько пропотели.

Поначалу больных лечили, почти полностью закапывая в грязь. На береговой отмели озера выкапывали яму, туда укладывали больного и покрывали его слоем грязи — «так, чтобы не было нигде отверстия». В грязевой ванне человек находился столько, «сколько позволяли силы и условия болезни». У большинства сил хватало минут на сорок.

Позднее ванны стали отпускать не в самом озере, а на специальных площадках на берегу, куда выносили грязь. В 1832-м в Саках была построена гостиница на 20 номеров, и привлекательность Крыма как грязелечебного курорта стала расти. Если в 1828 году официально было зарегистрировано 28 больных, лечившихся грязями, то в 1832-м — более 100, в 1850-м — около 330.

Кстати, среди первых посетителей грязелечебного курорта числится Николай Гоголь. В июле 1835 года он писал Василию Жуковскому: «Был в Крыму, где пачкался в минеральных грязях».

Ну а в начале ХХ века курорт приобрёл уже мировую известность — сюда приезжали не только из отдалённых российских губерний (Архангельская, Вятская, Пермская), но и из иных государств: Англии, Америки, Австрии, Болгарии, Франции, Сирии, Персии…

Слава целебной грязи Сакского озера поспособствовала возникновению грязелечения и в соседней Евпатории, на Мойнакском озере. Грязелечебница, способная привлечь богатую публику, появилась здесь в 1886 году, когда на озере построили частное «Рапо- и грязелечебное учреждение», ставшее первым курортным заведением Евпатории.

Несмотря на то что грязелечение было дорогим удовольствием (плата за месячный курс равнялась среднему годовому жалованью рабочего), желающих поправить своё здоровье с помощью крымских озёр становилось всё больше.

К слову, евпаторийский трамвай, появившийся в 1914 году, во многом обязан своим существованием грязелечебнице — этот новый вид транспорта открыли в том числе и для того, чтобы курортникам было проще добираться до Мойнакского озера.

Среди первых посетителей грязелечебного курорта числится Николай Гоголь. В июле 1835 года он писал Василию Жуковскому: «Был в Крыму, где пачкался в минеральных грязях». Ну а в начале ХХ века курорт приобрёл уже мировую известность — сюда приезжали не только из отдалённых российских губерний (Архангельская, Вятская, Пермская), но и из иных государств: Англии, Америки, Австрии, Болгарии, Франции, Сирии, Персии…

Чудовище с упругим хребтом

Это сейчас нам кажется, что в жаркий летний день лучшее времяпрепровождение — загорать на пляже и купаться в море. А ещё не так давно отдыхать подобным образом было не принято: курортники, приезжавшие в Крым в конце XIX века, как правило, ограничивались прогулками вдоль моря в полной экипировке. Купаться отваживались немногие — тем, кто никогда прежде не видел моря, оно представлялось грозной и опасной стихией.

«Море очень удивляет, очень страшит, когда его видишь в первый раз. Пока с морем не свыкся, оно долго кажется коварным врагом, от него всего ждёшь», — писал в своих «Очерках Крыма» писатель и путешественник Евгений Марков.

И всё же так называемая приличная пуб­лика в большинстве своём предпочитала отдыхать на морском берегу так, как описано в романе Вениамина Каверина «Перед зеркалом»: «На скамейках мужчины в канотье и чесучовых пиджаках читают газеты, а дамы под зонтиками задумчиво смотрят вдаль. На берегу можно «подышать морем». В плетёных креслах сидят мамы и бабушки, а чистенькие дети в матросках играют в песочек».

Для тех, кто преодолел свой страх, близкое знакомство с морем становилось настоящим открытием. В «Очерках Крыма» Евгения Маркова читаем:
«Море освежает совсем не так, как речная вода; погружаясь в его упругий, словно на кремне настоенный, рассол, чувствуешь, что это не вялое, тёпленькое объятие, к которому приучила нас летняя вода прудов и рек. Какая-то мужская и смелая сила охватывает и поднимает вас, и весь жар вашего крошечного организма испаряется мгновенно в этих неизмеримых запасах прохлады. Волны нет, но вас качает и двигает что-то живое, неподдающееся вам и знать вас не хотящее. С этим чудовищем, шевелящимся под вами, надо посчитаться, даже когда оно спокойно терпит вас на своём упругом хребте… Зато как легко и весело плывётся! Весьма хорошее свойство моря — не возбуждать лихорадочной дрожи. Оно до такой степени свободно от всяких болотистых и гнилых примесей, так минерально в своём составе, что только крепит и свежит, не заставляя зябнуть».

Кабинки на сваях

Чем ярче Крым расцветал как курорт, тем больше становилось тех, кто желал не только дышать морем, но и плавать в нём. Вот только сто лет назад купание в море было серьёзной процедурой, требовавшей, скажем так, специнвентаря.

Непременным атрибутом любого цивилизованного пляжа были купальни — лёгкие деревянные павильоны, стоящие на мелководье на сваях. С берега к купальням вёл тонкий мостик. Внутри павильоны были разделены на кабинки — в них переодевались в купальный костюм и по приставной лесенке спускались в море. В начале ХХ века в Крыму было множество купален. Только в одной Феодосии насчитывалось трина­дцать (как казённых, так и частных). Самые крупные купальни имели собственные имена — к примеру, «Хрустальные воды» в Севастополе. Кстати, эти купальни и дали название мысу Хрустальному — именно там они располагались. Свои одноимённые купальни были у многих крупных приморских гостиниц. Скажем, евпаторийская гос­тиница «Дюльбер» в числе прочих услуг предлагала своим постояльцам пользование и купальней с тем же названием.

Купальни попроще и по невысокой цене выполняли роль кабинок для переодевания и хранения одежды. В купальнях подороже предлагался широкий ассортимент самых разно­образных услуг: парикмахерская, буфет, читальня со свежими газетами и журналами, душ, массаж, целебные грязи, площадка для отдыха на крыше. При некоторых купальнях имелись тёплые морские ванны — для тех, кому вода в море казалась холодной, её подогревали.

Купальни попроще и по невысокой цене выполняли роль кабинок для переодевания и хранения одежды. В купальнях подороже предлагался широкий ассортимент самых разнообразных услуг: парикмахерская, буфет, читальня со свежими газетами и журналами, душ, массаж, целебные грязи, площадка для отдыха на крыше. При некоторых купальнях имелись тёплые морские ванны — для тех, кому вода в море казалась холодной, её подогревали. Со стороны администрации выставлялось единственное требование: «Купальные костюмы обязательны для лиц обоего пола свыше 10 лет». Купальники тех времён были весьма громоздки и неудобны, и, видимо, многие норовили пренебречь ими.

Непременным атрибутом любого цивилизованного пляжа были купальни — лёгкие деревянные павильоны, стоящие на мелководье на сваях. С берега к купальням вёл тонкий мостик. Внутри павильоны были разделены на кабинки — в них переодевались в купальный костюм и по приставной лесенке спускались в море. В начале ХХ века в Крыму было множество купален

«…совершенно без костюмов»

Впрочем, мировые каноны пляжной моды на местах соблюдались далеко не всегда. Богатая столичная публика, приезжавшая в Крым, могла себе позволить и посещение дорогих купален, и специальные купальные костюмы (а их стоимость была высока). Ну а народ попроще купался, как тогда говорили, с берега в нижнем белье либо нагишом.

Для мужчин и женщин были отдельные пляжи (а также выделялись участки для купания лошадей), хотя такое разделение существовало далеко не везде. Так, описывая курортную жизнь Симеиза, газета отмечала простоту обычаев на местном пляже: «Большинство мужчин купается и принимает солнечные ванны совершенно без костюмов. Это смущает дам, которым невольно приходится смотреть на подобное зрелище».

Со стороны администрации выставлялось единственное требование: «Купальные костюмы обязательны для лиц обоего пола свыше 10 лет». Купальники тех времён были весьма громоздки и неудобны, и, видимо, многие норовили пренебречь ими.

Иван Саркизов-Серазини в «Воспоминаниях о Феодосии» писал об артистах Суворинского театра, гостивших летом на даче у своего пат­рона: «Как женщины, так и мужчины не признавали купальных костюмов, особенно в ранние утренние часы. Артистки не обращали никакого внимания на любопытствующих феодосийцев, восседавших на прибрежных высотах, и невинно болтались в воде подобно древнегреческим сиренам. О! Если бы знали эти сирены, какие циничные восклицания неслись по их адресу со стороны распалённых видом голого женского тела собравшихся на пригорке зрителей-рыбаков!»

Макс Волошин и бывавшие у не­го в Коктебеле писатели, поэты и художники тоже предпочитали загорать и плавать без одежды, дабы таким образом достичь полного единения с окружающей их первозданной природой. В 1914 году Волошина обвинили в том, что он замазал надписи на столбе, установленном властью на пляже напротив его дачи. Эти надписи обозначали места для купания мужчин и женщин. В ответ Волошин заявил, что, во-первых, приморская полоса принадлежит господину Юнге, который на установку такого столба разрешения не давал, а во-вторых, надписи «для мужчин» и «для женщин» неприличны — они имеют «определённое и недвусмысленное значение и пишутся только на известных местах».

С путеводителем — вдоль моря

Путеводители по Крыму столетней давности описывали не только достопримечательности полуострова, но и его пляжи. Любопытно читать эти данные и сравнивать их с сегодняшним днём. Лучшим изданием подобного рода был путеводитель Григория Москвича. Уроженец Ялты, он, однако, невысоко оценивал пляжи родного города: «Морские купания в Ялте не принадлежат к числу лучших в Крыму. Прежде всего, в Ялте, при всей её обширной береговой линии, почти негде купаться: значительная часть берега составляет частную собственность, где городскому жителю купание недоступно; другая часть хотя и составляет собственность города, но занята набережной и примыкающим к молу портом, сильно загрязня­ющим морскую воду. К числу стихийных причин, составляющих дефекты купанья в Ялте, принадлежат те же береговые течения, вследствие которых температура воды в море является крайне неустойчивой: нередко температура с 18–20 градусов без всяких видимых причин резко понижается до 8–10 градусов. Дно моря — каменистое, вследствие чего без обуви купаться нельзя».

В путеводителе Григория Москвича отмечено несколько южнобережных пляжей, где купаться гораздо приятнее, чем в Ялте 

Алупка. «Купальни. Плата 10 коп. По абонементу дешевле. Бесплатное купанье допускается на Бомборском берегу под Чёрным Бугром, где назначены особые часы для мужчин и для женщин, и на Гинкенском берегу. Вода чистая, но дно каменистое и глубокое. Кроме отдельных подвижных кабинок имеются новые образцовые купальни с невысокой платой и тёплые морские ванны. На пляже маленькая кофейня является сборным пунктом дачников».

Гурзуф. «Летняя жара умеряется близостью моря и прекрасным парком с вековыми деревьями. Отлогий пляж удобен для купанья. Устроены купальни для мужчин и женщин  отдельно».

Ай-Тодор. «С 1903 года на берегу, близ места купаний, открыт шалаш, в котором можно достать самовары, молоко, прохладительные напитки и проч.».

Знаменитый ныне Коктебель упоминается как «небольшая болгарская деревушка», в которой насчитывается всего 400 жителей. «Коктебельский берег славится своими прелестными ракушками, разноцветными камешками и проч., для собирания которых сюда съезжаются летом многие феодосийцы».

Максимилиан Волошин и бывавшие у него в Кок­тебеле писатели, поэты и художники предпочитали загорать и плавать без одежды, дабы таким образом достичь полного единения с окружающей их перво­здан­ной природой. В 1914 году Воло­шина обвинили в том, что он замазал надписи на столбе, установленном властью на пляже напротив его дачи. Эти надписи обозначали места для купания мужчин и женщин.

Лучшими пляжами не только Крыма, но и всей России в «Путеводителе по Крыму» Г. Москвича признаются евпаторийские: «Евпатория известна лучшим в России морским купаньем. Гладкое песчаное бархатистое морское дно, по­степенно углубляющееся, мало колеблющаяся в течение купального сезона температура воды, редкое и незначительное волнение дают возможность провести систематическое купание в море даже у слабых лиц и у детей. Берег на протяжении десятков вёрст в районе Евпатории покрыт мелким песком. Для правильного применения солнечных, песочных, воздушных и тёплых морских ванн в Евпатории врачами устроены четыре морских пляжа с гимнастическими залами и всеми приспособлениями для вышеупомянутых ванн и морских купаний. Приятно отличает Евпаторию также отсутствие комаров и мошек».

Интересное по теме

Подзаголовок по теме