Текст: Татьяна Шевченко

Как рыбачили в Крыму сто лет назад

Конец осени в Крыму всегда был не только временем сбора последних урожаев, но и знаменовал начало большой рыбной ловли, длившейся до середины весны.

В прошлом веке в Чёрном море, помимо кефали и ставриды, камбалы и селёдки, ловили ещё так называемую красную рыбу – рыбачьи баркасы и фелюги привозили на берег огромных осетров и белуг.

Завод, да не тот

В европейской части России Таврическая губерния шла на втором месте после Астраханской по доходам городов от рыбных промыслов.

Рыбной столицей Крыма была Керчь: здесь рыбу ловили в двух морях — Чёрном и Азовском. Самым распространённым был осенний лов сельди: одних только «солильных заведений» (предприятий, где сельдь засаливали) в начале XX века в Керчи насчитывалось 87, в том числе 56 крупных. Другим серьёзным видом промысла у побережья Крыма, и не только в Керчи, был кефальный. В 1902 году вдоль побережья полуострова работало 26 «кефальных заводов». Ловили и скумбрию, или, как её ещё называли, макрель. «Макрельных заводов» больше всего было в Балаклаве. Кстати, такие макрельные и кефальные заводы не имели ничего общего с заводами по переработке рыбы.

«Завод — это сделанная из сети западня в десять сажен длиною и саженей пять в ширину. Рыба, идущая ночью большой массой вдоль берега, попадает благодаря наклону сети в эту западню и выбраться оттуда уже не может без помощи рыбаков, которые поднимают завод из воды и выпрастывают рыбу в свои баркасы. Важно только вовремя заметить тот момент, когда вода на поверхности завода начнёт кипеть, как каша в котле. Если упустить этот момент, рыба прорвёт сеть и уйдёт», — читаем в «Листригонах» Куприна. У каждой рыбацкой артели были свои заводы, то есть свои специально выбранные постоянные места добычи рыбы, где и устанавливали такие ловушки.

900 тонн белуги

В ноябре 1912 года местная газета писала: «Осенний улов красной рыбы в Азовском море считается одним из неудачных из всех предшествующих лет.

В числе причин, вызвавших быстрое падение промысла, первенствующее место отводится хищническому истреблению рыбной молоди».

Впрочем, белугу и осетра ловили не только в Азовском, но и в Чёрном море. Вот как описывал ловлю белуги в Крыму Александр Куприн: «Наступает зима. На всём Крымском побережье — в Анапе, Судаке, Керчи, Феодосии, Ялте, Балаклаве и Севастополе — рыбаки готовятся на белугу. И вот однажды, с первым попутным ветром, на исходе ночи, но ещё в глубокой тьме, сотни лодок отплывают от Крымского полуострова под парусами в море. Уплывают в открытое море за тридцать и более вёрст от берега. За этот длинный путь атаман и его помощник успевают изготовить снасть. А белужья снасть представляет собою вот что такое: вообразите себе, что по морскому дну, на глубине сорока сажен, лежит крепкая верёвка в версту длиной, а к ней привязаны через каждые три-четыре аршина короткие саженные куски шпагата, а на концах этих концов наживлена на крючки мелкая рыбёшка».

Такие снасти рыбаки устанавливали в открытом море, через день-два возвращались туда, и «если богу или случаю будет угодно, на крючьях окажется белуга, проглотившая приманку, огромная остроносая рыба, вес которой достигает десяти-двадцати, а в редких случаях даже тридцати и более пудов».

Надо сказать, что таких остроносых рыб за сезон в Крыму вылавливали немало. В 1894 году общий вылов белуги на полуострове оценивали в 30 тысяч пудов, а в 1904-м только у Феодосии было добыто 32 тысячи пудов, а по всему Крыму — 50–60 тысяч пудов, то есть не меньше 900 тонн!

Удар хвостом

В былые времена в Крыму вылавливали не только огромных осетров, но и представителей других пород рыб чрезвычайно крупных размеров. Вот лишь пара газетных сообщений начала ХХ века.

• «Пойманная в Чёрном море редкая двадцатипудовая (326 кг. — Ред.) рыба, которую рыбаки называют ставридой, оказалась, как сообщает заведу­ющий биологической станцией, тунец. Для Чёрного моря тунец — редкий гость, он зашёл, видимо, случайно из Средиземного, Адриатического или Мраморного моря, где постоянно живёт».

• «Местные рыбаки поймали феноменальный экземпляр ставридки, весом более 18 пудов (293 кг. — Ред.), тогда как обычный вес редко достигает полфунта».

Белуги же обычно весили не меньше 100–200 килограммов каждая. Изредка попадались рыбины весом 500 килограммов, и совсем редко — гиганты весом 700–750 килограммов. Такие огромные белуги, когда их затаскивали в лодку, ударом хвоста могли и сбить с ног своего ловца, и вовсе вышвырнуть его за борт. Впрочем, подобные битвы рыбаков не пугали — люди этой профессии действительно вынуждены были рисковать жизнью и, выходя в открытое море, могли оказаться в куда как более опасной ситуации.

«Четыре рыбака около Херсонесского маяка были застигнуты сильным штормом; налетевшим шквалом баркас опрокинуло и понесло к Евпатории; почти двое суток рыбаки боролись с грозной стихией, держась за баркас; трое измученные холодом и голодом утонули, четвёртого со слабыми признаками жизни выбросило на берег вблизи Альмы», — сообщала местная пресса в апреле 1910 года.

Интересное по теме

Подзаголовок по теме

Мойнаки – целебное сердце курорта

Мойнаки – целебное сердце курорта

Всё началось с соли, которую во второй половине XIX века добывали на Мойнакском озере.

Великолепная семёрка: смотрел бы и смотрел

Великолепная семёрка: смотрел бы и смотрел

Крымские пейзажи Федора Васильева

Крымские пейзажи Федора Васильева

10 удивительных храмов Крыма

10 удивительных храмов Крыма

Посещение святых мест — давно удел не только паломников, но и праздных, не слишком религиозных туристов.