Текст: Иван КОВАЛЕНКО

Исконно крымские промыслы

Радиоактивное мыло, чёрное золото и гигантские огурцы

Ещё совсем недавно, до середины XX века, в Крыму существовали промыслы и профессии, которые нынче кажутся нам непривычными, а иногда и нелогичными. А в те времена многие жители горных деревень и приморских поселений оттачивали умения, доставшиеся им от предков. Умения, которые кормили их семьи из поколения в поколение и считались исконно крымскими. Но витки истории за несколько бурных десятилетий начисто стёрли с поверхности крымской земли следы некоторых из этих занятий…

Воспоминаний обо всех забытых крымских промыслах можно набрать на объёмную книгу. О некоторых из них «КЖ» рассказал крымский краевед, известный экскурсовод Иван Коваленко. 

 

Радиоактивное мыло из Крыма

Статский советник Шебеко стоял у окна своего дома на Невском проспекте и смотрел на улицу. Его кучер Степан возвращался из лавки, неся в руках какой-то свёрток, и всем своим видом выказывал гордость. «Степан, что это ты доволен, как гимназистка на балу?» – советник любил своего пронырливого слугу. Тот всегда доставал какую-то дефицитную новинку у торговцев и был искренне рад угодить хозяевам. «Так, ваше высокородие, мыло!» – кучер развернул свёрток, в котором лежали завёрнутые в бумажную упаковку твёрдые брусочки. Шебеко покрутил пальцем у виска: «Ты совсем рехнулся, Степан, обычному мылу так радуешься». Кучер ещё больше расплылся в довольной улыбке: «Это ж не простое мыло! Называется «радиоактивное, целебное». Аж из Крыму везут. Все барышни Петербурга за ним бегают. А вот вы Анне Сергеевне дадите это мыло, знаете, как счастлива она будет. Ещё спасибо мне скажете!» Статский советник затянулся сигарой, обернулся на портрет любимой супруги и улыбнулся: «Ну что ж, мыло так мыло».

С древних времён и вплоть до середины XX века в Крыму добывали уникальную глину под названием кил. Это горная порода, которая встречается только на полуострове и больше нигде в мире! Кил образовался из-за долгого воздействия морской воды на вулканические породы. И благодаря природной жирности обладал мыльными свойствами.

Поколения крымских греков и татар рыли ямы и подземные шурфы в окрестностях Севастополя и Симферополя, где были самые значительные залежи необычной глины. Эту глину татары и турки использовали для мытья головы, овечьей шерсти и в медицинских целях.

Из кила делали мыло, которым мылись все крымские народы в древние времена. Килом на полуострове лечили кожные заболевания, с его помощью избавлялись от перхоти. С крымскотатарского «кил» переводится как «шерсть, волосы». Часто его называли и «сапун» – мыло. Отсюда и прошло название известной Сапун-горы («мыльная гора») близ Севастополя, где также добывали необычную глину.

Кил отправляли из Крымского ханства в Стамбул через порт Кафа (Феодосия), а оттуда он расходился по всей Малой Азии, где за него платили баснословные деньги. Все бани Стамбула использовали для мытья крымский кил. А в начале XX века севастопольский предприниматель Ф. Харченко организовал мыловаренный завод, упаковывал брусочки мыльной глины в обёртку и поставлял столичным модницам. Себя он стал громко называть изобретателем «заслужившего всемирную славу целебно-туалетного мыла кил». В его рекламных листовках значилось, что «целебные действия кила могут быть объяснены значительной их радиоактивностью». Там же отмечалось, что «мыло кил в шесть раз сильнее знаменитых сакских целебных грязей»! Интересно, что находились дельцы, подделывавшие киловое мыло и упаковывавшие в обёртку обычную глину, иногда даже не из Крыма.

В советское время кил фасовали и продавали по всему Советскому Союзу как «крымское мыло кил». Также его прокаливали и использовали в качестве зубного порошка. В 1930-х годах началась промышленная добыча кила (была вырыта наклонная шахта) под Симферополем и ежегодно добывалось до 30000 тонн кила. Крымский кил до войны даже шёл на экспорт, его покупали США по 50 долларов за пуд.

Именно из смеси симферопольского кила и крымской соды в 1933 году в Симферополе стали выпускать первый в СССР стиральный порошок! Назывался этот натуральный порошок просто «СтирПор» и до середины XX века был единственным моющим средством, которое использовал советский человек.

Во время Великой Отечественной войны завод и киловые шахты были разрушены, татары и греки – мастера добычи кила – выселены, в хозяйстве начала появляться химия, и чудесное природное мыло из Крыма было забыто.

Крымский янтарь

В глухом уголке крымских гор берёт начало река Кача. Сто лет назад, в 1920 году, по поручению барона Петра Врангеля на северном склоне горы Бешуй начались активные земляные работы. Копали шурфы и горизонтальные туннели, в непроходимый район начали прокладывать узкоколейку. Официальная версия: белой гвардии был необходим уголь для паровозов. А именно у горы Бешуй обнаружилось единственное на полуострове месторождение угля. Правда, он оказался очень плохого качества и почти не горел. Да и паровозы по Крыму особо уже не ходили. Но рабочие яростно долбили гору, укрепляли брёвнами шахты и добывали уголь. Правда, складывали его в ящики, которые хранились тут же, в сарае, и серьёзно охранялись. И не обычными солдатами, а офицерами, руководил которыми человек из окружения всесильного генерала Кутепова.

По плану Врангеля на 22 августа 1920 года была намечена отправка огромного количества закрытых ящиков с крымским углем по узкоколейке в Севастополь и дальше по морю в Румынию. Но в ночь на 20 августа в посёлок шахтеров ворвались десятки бандитов, которые перебили охрану, взломали кассу предприятия, взорвали рельсы, подложили взрывчатку под ящики с углём и без потерь ушли в лес. Рабочих не тронули, но заперли в бараках. Ответственность за этот странный налёт взял на себя Алексей Мокроусов, главарь крупной дерзкой банды, несколько месяцев назад появившейся из ниоткуда в лесах Крыма. Но это уже другая история.

Зачем же лично Врангель контролировал отправку странного груза в Европу и почему целью бандитов стало пресечение этой операции? В ящиках был не уголь. В них хранилось чёрное золото, которое барон договорился обменять на жёлтое золото и оружие. И это был чёрный янтарь – гагат.

Гагат часто называют полудрагоценным камнем. Это редкая разновидность немаркого каменного угля с матовым блеском, легко поддающегося обработке ножом, напильником и на токарном станке. Он хорошо полируется. Чем чернее гагат, тем он дороже. Из гагата за границей делали украшения – письменные приборы, пуговицы, броши, браслеты, бусы и т. д. Крымский гагат встречался очень крупных размеров и глубокого чёрного цвета. И цену за него в Европе готовы были дать весьма хорошую.

Местные татары ещё с середины XIX века знали о гагате и мастерили из него чётки, бусы и мундштуки. Уже в 1886 году местным жителям предлагалось «приготовлять разные поделки из гагата, ибо за границей на гагат большое требование – предлагают по 26 руб. пуд».

А в 1893 году из симферопольского лесничества ящик крупных образцов крымского гагата был отправлен на всемирную выставку в Чикаго.

В начале XX столетия в Симферополе была мастерская (гранильная и ювелирная), которая вырабатывала изделия из местного гагата.

В 1933 году советская власть снова вернулась к мысли заработать на крымском гагате. Наркомат местной промышленности детально изучил месторождения, возможности использования и экспорта камня. Но советские чиновники не смогли договориться с Западом. И из гагата стали делать серьги, мундштуки, бусы, которые продавали в магазинах полуострова. Сейчас старые шахты находятся на территории заповедника, проход туда закрыт, а сами штольни засыпаны землёй и подходить к ним опасно для жизни. Лишь на склонах горы в старых отвалах лесник или геолог иногда найдёт кусочек чёрного смолянистого камня –крымского янтаря. 

Бутоны – французам, огурцы – татарам, а лук для турок!

Французская кухня не обходится без маринованных и солёных бутонов растения под названием каперсник. Французы едят эти миниатюрные цветочки тоннами.

В Крыму каперсник растет на приморских склонах от Алушты до Судака. И когда в окрестностях Феодосии и Судака поселились колонисты из Франции, они стали собирать к своему столу и крымские каперсы. Правда, местное население особой любви к такому блюду не выказало. Зато в конце XIX века частники-предприниматели, скупая каперсы на полуострове за бесценок, продавали их в Москве под видом французских по 32 руб. за пуд. Вот это находчивость!

В 1930-е годы специалисты Всесоюзного института растений СССР обратили внимание на дикорастущий крымский каперсник, из которого можно было делать маринад и продавать на европейском рынке. Но организовать сбор бутонов в промышленном масштабе и наладить поставки в Европу не удалось.

 

Есть в Бахчисарайском районе село Соколиное, старое Коккозы. Интересное, во многом загадочное село. Например, жители его – татары – почти все были с голубыми глазами и часто с русыми волосами. А ещё в начале XX века с огородов села снимали богатые урожаи единственного в Крыму абсолютно чёрного лука! Лук чёрного цвета вырастал благодаря какому-то тайному рецепту, передаваемому голубоглазыми жителями деревни из поколения в поколение. Чёрный лук очень ценился при дворе крымских ханов и как диковинное угощение отправлялся ко двору султана в Стамбул.

А вот в Евпаторийском уезде ещё в 1870-х годах собирали арпачик – крошечный вид лука. Евпаторийский лук считался в Крыму превосходным для приправы варёной пищи, но по крепости своей был негоден для употребления в сыром виде. Евпаторийцы сбывали его довольно выгодно на рынках Одессы.

После гражданской войны секрет выращивания чёрного лука и арпачика был полностью утрачен. А так бы и сейчас привлекал туристов не только красный ялтинский, но и чёрный коккозский, а также мелкий евпаторийский лук!

И уж совсем невероятным кажется тот факт, что 100 лет назад в Крыму рос свой особенный сорт гигантских огурцов, достигавших почти метровой длины! Вот что пишет краевед В.Х. Кондараки в 1875 году: «В Крыму есть особая порода огурцов, предпочитаемая татарами всем другим известным ныне сортам. У деревни Ускут и Дуванкой огурцы эти достигают гигантской величины, нередко длиной в аршин. Их выращивают на полянах, открытых солнцу и постоянно наводняемых тонкими струями проточной воды. Особенность огурцов этих, именуемых в Крыму татарскими, составляет толщина стенок (мякины), в центре которых покоятся нежные семена».